Поездка к сахалинским аборигенам

Автор/Редактор: Aborigen
 

Эти события произошли весной далекого 1983-4 года на западном побережье Сахалина...

 


Увеличить, кликни на фото

После окончания института я решил с семьей поехать на самый Дальний Восток -- Сахалин. Были и другие привлекательные по «бабкам» варианты, все-таки я был, ИМХО уже зрелым спецом. На Сахалине я сразу же попал на вновь строящийся объект - цех ТВ в составе ст. Орбита и мощного ТВ ретранслятора в одном из районных центров. Для молодой нашей семьи трех комнатная квартира тогда была настоящим подарком. Вначале я работал старшим инженером по эксплуатации всего ТВ комплекса. Было интересно несколько лет работать в молодом коллективе. Без ложной скромности могу поставить себе в актив то, что наш цех был одним из самых "крепких" по эксплуатации и качеству ТВ вещания. Когда я «созрел» до начальника цеха ТВ, мне стало скучно... Захотелось проявить свои знания и профессиональный опыт в более серьезной работе.

 

Виктор Маркевич - мой коллега и один из самых толковых специалистов...

 

Игорь Кохановский - сегодня нач. цеха ТВ

В то время я работал уже начальником крупного (по сахалинским понятием) узла связи в одном из районов и отвечал практически за все виды связи - от почтовой и ТВ до «глушилок» вражеских голосов капиталистического мира. Партия и Правительство неустанно «заботились» о том, чтобы «тлетворное» влияние ненавистного процветающего Запада не отравляло сознание русского народа...

 

Вспоминаю одну из многочисленных историй в этот период...


Как-то мне пришлось выехать в самый отдаленный угол «подотчетного» района, чтобы доставить туда почту и газеты. Обычно связь осуществлялась летом по побережью Татарского пролива, зимой - «малой» авиацией. Но были периоды, когда не было никакой дороги - ни по воздуху, ни по Земле. Тогда отдельные поселки на короткое время оставались без руководящей и направляющей роли КПСС - этого не могла допустить Власть...

 

Созвонившись предварительно с директором оленеводческого совхоза п.Виахту, я выехал на Уазике до ближайшего поселка, куда еще можно было пробраться по нормальной дороге. Там меня уже ждал вездеход с трактором, а ехать нужно было еще несколько десятков км по морскому отливу. Водители этой техники на мой вопрос - почему еще к вездеходу полагается трактор, ответили, что по берегу лежит беспорядочно очень много льдин, и одному вездеходу просто не одолеть эту очень тяжелую дорогу. Так и оказалось в дальнейшем. В вездеход мы загрузили пачки с газетами и письмами. Уже несколько раз я преодолевал эту трудную дорогу на различных вездеходах, однако, мы не представляли какие трудности нам предстояло пережить в дальнейшем. Несколько км мы проехали довольно быстро, а потом началось...


Вездеход довольно шустро выбрался на песчаный берег, я выглянул из под тента: впереди были сплошные льды, только в некоторых местах я заметил проблески воды. Кругом было еще полно снега, я был знаком с сахалинскими особенностями: по мокрому снегу в этот период не было никакой возможности проехать на нашем вездеходе хотя бы пару-тройку км. Мокрый снег плотно забивал трансмиссию, «гусянки» натягивались и звенели от напряжения, поэтому часто двигатель не справлялся с непомерной нагрузкой и глох. Хотя совсем недавно вездеход с трактором прошли этот путь, на берегу практически не было видно никаких следов.

 

Сразу же путь нам преградили хаотично лежащие по берегу льдины. Не было никакой возможности их объехать, поэтому приходилось трактором вначале расталкивать их в стороны и, только после этого вездеход показывал свои ходовые качества. Причем, это было похоже на фильм ужастиков. Иногда мы просто застревали среди ледяного нагромождения и без помощи трактора не могли тронуться с места. Несколько раз срывались с ледяных айсбергов и со всего маха ударялись о землю. Казалось, вездеход вот-вот развалится на составные части, и мы навсегда останемся в этом ледяном царстве. Но отечественная техника, как ни странно, все это выдерживала и конечно, «водилы» знали свое дело просто великолепно...

Хочу добавить, что вместе со мной была на «борту» одна пожилая женщина - бухгалтер из областного центра. Ее начальник, очевидно, очень "умный", отправил в столь рискованную командировку ревизора преклонного возраста в оленеводческий совхоз. Наверняка, он подумал: директор ни сном ни духом не подозревает о предстоящей проверке финансовой деятельности, поэтому его можно «взять голыми руками»...

 

Наконец, мы добрались до поселка Виахту (переводится с нивхского языка, как «залив морских пиявок» или «озеро с морскими моллюсками»)... Я уже несколько раз подумал, что эта «космическая» дорога никогда не закончится, от гула мощного вездехода я почти оглох, на мою попутчицу просто нельзя было смотреть без сострадания. Ей-то зачем такие страдания в таком возрасте, если я - молодой и здоровый 35-летний мужик, уже на пределе...

 

В голове у меня гудело, все тело просило отдыха, как-будто после жестокого избиения палкой, когда мы достигли, наконец, цели нашего такого экстремального путешествия. Однако в качестве бонуса нас ждал прилично накрытый стол у гостеприимных хозяев и как-то неприлично было показывать свою слабость. После небольших расспросов с обеих сторон и ужина я как убитый рухнул на кровать и проснулся только под утро. Леонид Федорыч -- директор совхоза, у которого я остановился, был уже давно на ногах и первым его вопросом было: - « Какие мои дальнейшие планы на будущее...» Я ему сказал, что располагаю примерно неделей и надеюсь, что мы не будем сидеть дома и плодотворно его проведем. Это директора очень обрадовало, так как он планировал поехать к своим пастухам на север и отвезти им кое-что из еды, газеты которые я привез, были очень кстати тоже. На том и порешили и весь оставшийся день посвятили подготовке к предстоящей поездке.

 

В Виахту проживали в основном нивхи и ороки, которые занимались оленеводством и рыбалкой. Этот малочисленный народец был собран в таких небольших поселках по всему Сахалину и вымирал постепенно от голода, холода, болезней и «огненной воды» под неослабевающей заботой партии и правительства, неустанно контролирующей и регулирующей этот процесс. Аборигены Сахалина постепенно забывали, как жили их предки до прихода советской власти. Они перестали кочевать, часто их принуждали заниматься несвойственной им работой, вплоть до посадки картошки и других овощей в зоне «рискованного» земледелия...

 

Чтобы придать этому процессу благопристойный вид, северный народец был организован в колхоз и присматривал за полудикими северными оленями, круглый год пасущимися в тайге. Остальные люди жили в поселке и развлекались кто чем может... Аборигены получали какую-то нищенскую зарплату, обычно которая пропивалась сразу в первый же день, многие «гиляки» затем брали в кредит различные вещи в местном «шопе» (стиральные машины, холодильники, телевизоры и т.д.), которые пропивались также затем за бесценок. В общем, шел «нормальный» процесс по снижению численности этих народностей севера, впрочем, как и всего российского населения...

История северного Сахалина.

Однако увлёкшись обзором удивительных историй казаков, мореплавателей, учёных и других людей, мы как-то уж совсем забыли про коренное население Сахалина – нивхов, айнов, эвенков и ороков. Кому как не им суждено было первыми пройти по оврагам между заливами Кету и Уркт. Неужели они не ставили здесь своих стойбищ, не кормили медведей в клетках, не пасли оленей?! Туземцы – неприхотливые люди, хозяева этих мест, вот кто мог, и должен был построить здесь первые жилища и дать начало новому городу! Анализируя записи Штернберга, Пилсудского, Штейгмана, метрические книги и прочие документы, можно составить следующую картину жизни и быта аборигенов Северного Сахалина.

 


В гостях у В.М.Санги- Вождя нивхского народа 2013

 

К концу XIX – началу XX века в северной части острова в основном проживали четыре туземных племени – нивхи, эвенки, уйльта и якуты.

 

Самое многочисленное из них – нивхи (гиляки). Они были расселены по всему острову. Жили в стойбищах на морском побережье и по берегам рек. Стойбища делились на зимние (зимники) и летние (летники). Основным типом жилища гиляков была юрта – построенный из тонкого леса сруб, помещённый в вырытую в земле квадратную яму глубиной около двух аршинов. Из тех же жердей выполнялась крыша конусоидальной формы, покрытая корьем и мхом. В вершине крыши – отверстие для выхода дыма. Вход в юрту с подветренной стороны обычно заслонялся деревянным щитом. Внутри юрты вдоль стен делались нары, в центре – домашний очаг, который давал тепло, и на котором готовили пищу. Санитарное состояние нивхского жилища можно было оценивать как «неудовлетворительное» – всюду сажа и копоть. Ввиду того, что количество зимников гораздо меньше, чем летников, часто несколько соседних стойбищ имели общие зимники. В этом случае в юртах зимою набивалось непозволительно много народа. На нарах гиляки коротали почти всё холодное время. Здесь они спали, ели, работали и отдыхали.

 

Летники – это правильнее сказать, более или менее, приспособленные под жильё амбары – так называемые «цехаузы». Основу питания, как самих нивхов, так и их собак – составляла рыба в свежем и особенно вяленом виде (юкола). Юкола – это самый главный предмет питания гиляков. Её употребляли одну, с жиром, с ягодами и т.д. Важную составляющую в их рационе представлял и нерпичий жир. Из мяса излюбленным лакомством являлась – медвежатина. Кроме того – собачатина, куропатки, чайки, гуси. Знаменательными событиями в жизни нивхов являлись праздники, которых всего было два: «зелёный» и «медвежий». Первый праздновался в апреле (конец зимы – начало лета). Второй, о котором уже упоминалось в первой главе, происходил, когда выкормленного в стойбище медведя убивали. На этот праздник съезжалась вся округа и проходил он в торжественной обстановке.

 

Брак в «юридическом» понятии нивхов заключался в том, что жених (или отец жениха) был обязан выплатить выкуп (калым) семье невесты. Воля девушки при заключении брака почти не играла роли. Довольно часто бывали случаи, когда невесте – 12-16 лет, а жениху 40-60. Вообще, роль женщины в общественной жизни стойбища или юрты была чрезвычайно мала. Её дело: готовить пищу, шить одежду, грести в лодке, ну и, конечно рожать детей.


Эвенки (тунгусы), в отличие от нивхов и айнов – кочующий народ. Их было гораздо меньше чем нивхов. Кочевали они небольшими группами, в основном, в районах восточного побережья Сахалина, в бассейнах рек Ныш, Вал, Гаромай, Пильтун, Сабо. Несколько меньше тунгусов на западном побережье – в районах рек Вияхту, Ванги, Тык и др.

 

Утром мы быстро собрались, вездеход был уже под окнами с полностью заправленными баками. Все в поселке уже знали, что директор сегодня вместе с одним из районных руководителей т.е. со мною уезжает в тайгу на несколько дней в тайгу, поэтому в конторе толпились, наверное, все жители этого небольшого поселка. Леонид Федорович довольно бодро разобрался со всеми «просителями» авансов и другими вопросами. Отдав последние распоряжения, Федорыч залез в кабину, и мы покатили на вездеходе на север. Нам предстояло проехать по сахалинскому побережью несколько десятков километров. Нужно сказать, что я перед этой поездкой запасся зимними удочками и различными блеснами в надежде, что смогу их достойно применить в этом медвежьем углу. Вместе с моими друзьями мы иногда выбирались в эти дремучие и малопосещаемые таежные места.

 

Особенно удачной рыбалка была по первому льду и, разумеется, поздней весной. Местные рыбаки на севере Сахалина часто устанавливали на берегу речек большие палатки из брезента с печкой, которые стояли всю зиму. Желающие могли приехать самостоятельно в такое временное жилище и половить рыбу с ночевкой или без нее. Иногда только за один день рыбалки можно было поймать пару-тройку мешков свежей рыбы. Такая рыбалка могла поразить любое воображение, особенно, когда появлялись проталины во льду, можно было хорошо увидеть рыбу в воде. Достаточно было бросить блесну в это скопище кунджи или гольца, как следовала моментальная поклевка. Иногда удавалось обмануть довольно редкую рыбу для западного побережья - сига или сахалинского тайменя.

 

Я не прогадал, наверное, в этот раз со своими снастями т.к. через пару часов мы уже были на первой приличной речке с местным названием Тык. Пробовали бурить, но, лед оказался гораздо толще, чем мы предполагали вначале. Пришлось вначале поработать топором, затем ледобуром, и наконец, появилась водичка. Рыбаки поймут мое состояние, когда приезжаешь на абсолютно незнакомую таежную речку, которая практически редко посещаема местными рыбаками, и ждешь небывалого успеха. Так и оказалось на самом деле. Лунки мы кое-как пробурили на излучине речки, причем длины бура не хватило, пришлось еще примерно полметра льда  вырубать топором. С надеждой я размотал свою снасть и опустил в лунку. Нет, так не бывает... Буквально через несколько взмахов удильника у меня что-то «село» на блесну серьезное. Однако, леска у меня была 0,6 мм и я не сомневался в ее крепости...

После непродолжительной борьбы на льду закувыркался красавец ленок около 3-4 кг, это очень красивая и вкусная хищная рыба из семейства лососевых. Речка в этот раз нас не разочаровала, правда, у Федоровича получалось почему-то немного хуже чем у меня, но общими усилиями мы «накосили» штук 10 приличных экземпляров. Поклевки были нечастыми, но результативными. Слегка отрегулировав рыбье поголовье, мы с чувством выполненного долга двинулись дальше...


В одном месте мы проехали мимо одинокой нежилой избушки, внутри которой висела половина туши оленя. Очевидно, пастухи использовали ее как промежуточное жилье, используемое только в случае крайней необходимости, когда непогода помешает или станет трудно дойти до основного лагеря. В избушке была конечно печка с небольшим запасом дров и продуктов, но мы намеревались сегодня в любом случае достигнуть намеченного пункта и не теряя времени двинулись вперед. Вскоре мы уже были на месте. Вездеход резко остановился возле ближайшей палатки, и водитель выключил зажигание. Сразу же стало необычно тихо, только матерые, похожие на волкодавов собаки кружились рядом с "железякой"и изредка лаяли на нас. Наверняка умные помощники пастухов были знакомы с подобным транспортом... Но это была не агрессия, собаки у оленьих пастухов просто выражали свои положительные эмоции, увидев незнакомых людей на стане. Я тоже вылез на свет божий из кузова и увидел вокруг несколько палаток из брезента, также подходящих к вездеходу низкорослых людей в меховых кухлянках. Это были пастухи-ороки, которые уже несколько месяцев жили в тайге и заботились всю зиму о стаде совхозных оленей. Старики степенно и с достоинством поздоровались сначала со своим директором, затем со мной и водителем вездехода.

 

После коротких расспросов о дороге и малозначащих деталях нас провели в ближайшую палатку и предложили располагаться, кому где нравится. Я оказался первый раз в такой обстановке и мне было буквально все интересно. В лагере был относительный порядок, неподалеку возле  каждой палатки лежали короткие сушнины для печки, возле одной из них я заметил половину разделанной туши оленя. Палатка была довольно просторной, прямо посередине стояла небольшая печурка, раскаленная докрасна. На ней стояла большая кастрюля и в ней что-то "булькатило", и довольно вкусно пахло. Как оказалось: нас ждали и к нашему приезду готовилась свежая оленина. Пол в палатке был устлан хвойными ветками и поверх застелен оленьими шкурами. Палатка была двухстенной, особую надежность обеспечивали несколько остроганных шестов скрепленных между собой ремнями, вот в таком жилье пастухи жили всю зиму при 40 градусных морозах. Я расположился неподалеку от печки и, наконец, смог даже с некоторым комфортом отдохнуть на таком экзотическом ложе. Все-таки дорога была довольно утомительной, и все тело требовало отдыха. Нашего водителя вездехода молодые пастухи увели сразу в свою палатку. У них были свои разговоры...


В соответствии с таежным сахалинским гостеприимством, гостей нужно вначале накормить и напоить чаем. Только после этого можно приступать к неторопливой беседе и расспросам про Житье-Бытие. Перед нами были поставлены довольно объемные алюминиевые чашки, в которых была налита «юшка», сверху плавало несколько листиков «лаврухи» и лука, и было очень много мяса. На какое-то время все разговоры затихли за столом, все сосредоточились над своими чашками. Было, действительно, очень вкусно, я не «мясоед», но считаю, ИМХО, нет ничего на Природе замечательнее охотничьей похлебки из оленины. Старейшины внимательно следили, чтобы наша посуда не оставалась пустой, все кости можно было бросать прямо напротив входа в палатку. Чуть позже они будут с благодарностью употреблены в пищу вечно голодными собаками. Я одолел в охотку пару чашек очень ароматной и вкусной «юшки», с превеликим удовольствием справился с несколькими кусками не менее вкусного мяса. Особенно вкусными мне показались нежные ребрышки. Я уже слышал об искусстве таежников за столом, но только впервые увидел, как они орудуют своими короткими ножами за едой. Схватив кусок мяса крепко своими зубами, каждый абориген коротким и точным движением отсекал мясо у самых губ, тщательно его пережевывал и проглатывал, после чего запивая похлебкой, затем вновь пускал в ход свой острый нож. Несколько движений, и вот уже очищенная полностью от мяса кость летит в сторону, теперь можно брать следующий кусок... Фокусники да и только. Да, с такими «едаками» нельзя «щелкать клювом», иначе останешься голодным...

 

Наконец, подошло время перейти к ароматному чаю. Разумеется, мы знали хорошо, что этот напиток у аборигенов, самый необходимый в Жизни, поэтому на стан привезли достаточно этого продукта. Заваривают чай обычно прямо в чайнике, с великим наслаждением аборигены (и мы разумеется) тянули через свои губы обжигающе горячий терпкий напиток. Таежники, как правило, не уважают слабо заваренный чай, который должен быть по цвету очень темным и крепким, особым почетом пользуется чай ароматный. Это добиваются веточками смородины, листиками малины и брусники, корешками и плодами шиповника и т.д. В этот раз я привез с собой достаточно сухих кустиков чебреца, дишицы, мелисы и т.д. Аборигены оценили аромат и букет, который присутствовал в напитке, т.к. уже давно использовали в качестве заварки только березовую чагу.

 

Естественно, после продолжительного ужина старики сразу «навалились» на своего директора с расспросами, и начались всевозможные вопросы про деревенские новости. Конечно пастухи узнали, что мы привезли также и газеты с журналами, т.к. со свежей информацией у них были трудности, в то далекое время еще не было интернета и мобильной связи. По дороге сюда я узнал от директора, что у пастухов есть даже партячейка, так что руководящая и направляющая роль партии доставала в то время и до таких медвежьих углов. Когда первое любопытство было удовлетворено, и все узнали деревенские новости, Леонид Федорович начал рассказывать всевозможные анекдоты, причем, в первый раз я увидел таких благодарных слушателей. Любой даже самый «бородатый» анекдот шел, что называется на «ура». Степенные мужики искренне и от всей души смеялись прямо как дети до слез и просили следующий анекдот или историю. Меня немного разморило в тепле и я «кемарил» под анекдоты и дружный смех. Наконец, рассказчик иссяк полностью и попросил меня поддержать его, т.к. благодарные слушатели просили еще дальнейшего продолжения этой ночной культурной программы. Ведь не часто к ним приезжает директор и потчует их анекдотами, также я был для них свежим источником информации. Пришлось напрячь свои извилины и вспомнить кое-какие анекдоты тоже.

 


Увеличить, кликни на фото

Особенно пришелся по душе пастухам анекдот про девушку, даже не анекдот, а просто одно выражение в нем. Короче, сидит парень с девушкой на скамейке и про любовь шепчет, а сам потихоньку ее коленки гладит. Она ему говорит на это: «Не думай...» Он продолжает свое дело и добирается до целомудренных трусиков и сажает ее к себе на коленки. Девушка тихонечко говорит: « Не мысли...» Ну, парень снял ее трусишки и насадил девушку на свое мужское достоинство. Девушка и говорит парню наконец: «Ну это и не к чаму...» После этого долгий смех сотрясал своды нашей палатки. Можно представить, как развили в собственном воображении эту сценку мужики, которые давно уже не имели контактов с милыми дамами. Как-то после этого маленького анекдотика активность наших слушателей пошла на убыль и мы начали устраиваться на отдых. Сразу скажу, лично я спал как убитый после трудной дороги, несмотря на приличный мороз снаружи.

 

Утром был как огурец, и буквально после первого моего вопроса- не помню по какому поводу, услышал: «Ну, это не к чаму...». С чувством юмора у пастухов было все в норме. И эта присказка сопровождала нас два последующие дня, которые мы провели у наших гостеприимных хозяев. Как я уже сказал, по дороге нам удалось подловить немного рыбы. А стол у нивхов был преимущественно из мяса, поэтому на следующий день на столе у нас была уха из голов ленка и остальных вкусных рыбьих частей. На «Второе» была жареная рыба. Конечно, мужикам захотелось отойти от своих ежедневных рутинных дел и немного расслабится на рыбалке. Было интересно наблюдать за взрослыми таежными мужиками, которым я показал весь свой запас «железа» для рыбалки. Каждый долго выбрал себе блесну по вкусу, и после этого мы рванули на ближайшую речку проверить свои рыбацкие способности. Сразу скажу, клев был далеко не тот, который был у нас вчера. Общими усилиями все же мы поймали несколько ленков и гольцов, но парни были очень довольны и конечно знали, что подаренные мной блесна останутся у них, и после нашего отъезда они смогут спокойно и без истерики продолжить рыбалку. Пастухи начали готовить мясо к нашему отъезду, я напросился с ними. Стадо в несколько сотен голов расположилось рядом от базового лагеря. Пастухи попросту поехали к оленям, которые паслись неподалеку, и отстрелили несколько штук из своих карабинов. Причем, как мне сказали, они выбирали только дикого оленя, который пасся вместе с домашним. Как аборигены это определили, до сих пор мне остается непонятным...

 

Я еще раз убедился в их мастерстве при разделке туш. Своими небольшими ножами, которые каждый делает из ромбическего напильника, они до того быстро и сноровисто орудовали, что просто интересно было наблюдать за их работой. Также оперативно они действовали ими за столом, когда на столе было достаточно мяса, я уже об этом рассказывал... Выбрав себе кусок по вкусу, аборигены зажимали его крепко зубами и точными и быстрыми взмахами ножа отсекали мясо прямо у самых губ. Казалось, что вот-вот будет отсечена и губа едока, но я не слышал ни одного подобного случая. Вообще, нивхи прирожденные охотники и рыбаки, и стреляют они просто великолепно, что они и продемонстрировали при заготовке мяса для нас. Выезд у нас был намечен на следующий день, и нам предстояла еще одна ночевка в столь экзотическом лагере. Под оленьими шкурами было довольно уютно спать. Иногда кто- нибудь выскакивал на мороз по «нужде» и быстро заскакивал обратно под шкуры. Конечно, приходилось подкладывать регулярно дрова в печурку, которая, казалось, никогда не бывает холодной. А за стенкой палатки всю ночь постреливали деревья от хорошего мороза.


Увеличить, кликни на фото

Наутро директор сделал необходимые распоряжения своим работникам, загрузили в вездеход мясо и сухие шкуры, и мы где-то к обеду рванули назад к цивилизации. Буквально через несколько км встретили совхозное стадо оленей голов в 400, которое продвигалось в сторону моря, чтобы полизать соленый лед и пополнить свой солевой запас. Мне было не холодно в кузове вездехода, так как мужики постарались и накидали десятка два оленьих шкур, на которых я и устроился с комфортом. Правда, по дороге вездеход довольно часто останавливался, и наш водила резво бежал почему-то к ближайшему сугробу и усаживался на корточки в позе «орла».

 

Федорович на мой вопрос ответил, что парень привез «втихаля» пастухам из молодых водочки и под нее напробовался таежного кушанья, которое у нивхов называется «сулюкта». Это просто хорошо промытые кишки дикого оленя, на которых очень много внутреннего жира, позже сваренные в кипятке как сардельки. Естественно, для местных нивхов такая еда просто необходима, коль они проводят весь день на морозе, и ихние желудки спокойно переваривают такие порции. Но для других людей этот жир вызывает стойкое расстройство живота, а по простому - жесточайший понос. Что и продемонстрировал наш водитель, отметившись много раз по дороге к дому.

 

Да сулюкта - вещь! Кто не знает - это хорошо промытые и отваренные кишки северного оленя (прошу не путать с потрохами, печеночкой, легкими и прочим). Именно кишки! Очень жирная , питательная и вкусная вещь! Главное сырую воду не пить после... Приседать устанешь! А еще мне понравился «уман». Рецепт приготовления прост. Берешь ноги оленя. Снимаешь с них камус на торбоза, а мослы бросаешь в сугроб на морозе до утра. Утром колешь обухом топора и замерзший маслоподобный костный мозг (он же - уман) мажешь на хлеб и ешь!!! Вкус офигенный!!! Детям вместо лакомства пастухи дают. И это правда.


Vlad&K из Владивостока (бывший житель Сахалина)


Увеличить, кликни на фото

До дома мы добрались практически без приключений, но мне на всю оставшуюся жизнь запомнилась эта поездка в самую «глухомань» к аборигенам, живущим в первобытных условиях и нисколько не жалующихся на свою жизнь.


Увеличить, кликни на фото


Увеличить, кликни на фото

 

Суп из оленьих копыт

Автор/Редактор: Aborigen
 

«В полночь, откуда ни возьмись, посыпала изморозь. Пларгун переживал восемнадцатую зиму. Изморозей на его веку было сколько угодно, а вот такой тонкой и нежной не видел. Небо, насколько хватал глаз, было чистым, безоблачным. Откуда же взялась изморозь? Будто родилась от мороза и щедрой луны…»       В.Санги -- нивхский писатель и Вождь своего племени.


Девяностые годы были очень трудными для всей России, особенно они были трудными для немногочисленных народов севера, в том числе - для проживающих на далеком Сахалине. По своей работе мне приходилось мотаться по всему острову довольно часто. Поэтому могу относительно объективно оценивать многие события, которые происходили в тот неспокойный период... В то далекое время где-то далеко от Сахалина в «злато каменной» столице России происходили большие и малые события, влияющие опосредствованно, чаще отрицательно на дальнейшее развитие самого дальнего уголка России. «Перестройка» резко изменила и до того непростую жизнь сахалинских аборигенов. Отсутствие элементарного Порядка и несоблюдение Законов всегда отрицательно сказывается на любом регионе, тем более таком далеком от Центра как Сахалин. Так сложилась Жизнь, что до начала «Перестройки» (и после) мне тоже пришлось жить на острове со своей семьей: покупать продукты по талонам, растить и воспитывать детей, развивать и совершенствовать телевидение на Краю земли российской, куда я приехал не по «разнарядке» или по распределению, а по зову сердца. У меня была достаточно высокая для того времени зарплата, можно сказать, что моя семья не испытывала настоящих бытовых трудностей. В нашей семье никогда не копили деньги, мы их активно тратили на Жизнь: часто выезжали в отпуск на материк, путешествовали по острову и по стране и т.д. Смею надеяться, что я всегда Верой и Правдой «служил» Отечеству в соответствии со своим опытом и полученным знаниям. Цех ТВ, в котором я работал с момента его основания, был одним из самых стабильных и сильных по профессионализму и отношению коллег к непростой работе на Сахалине. Я приехал на остров уже подготовленным специалистом в 26, за моими плечами было 10 лет учебы и 8 лет работы в прекрасном коллективе настоящих профи своего дела. Никогда не стремился «выбиться» в начальники, продвижение по «службе» проходило естественно по результатам моего труда. Так сложились «звезды», что на пике профессиональной карьеры мне пришлось оставить «государеву» службу. В «коммунистический» период развития России все-таки больше ценилась «преданность» идеалам КПСС, подобострастие в отношении к начальству, способность устроиться в Жизни, профессионализм не особо ценился. По этой причине мне пришлось начинать Жизнь после 40-ка практически заново, нужно было заботиться о семье, поэтому мне пришлось «уйти» в бизнес. А тут вскоре и «Перестройка» подкралась незаметно...


Но речь не об этом...

На Сахалине наступили трудные времена, Москве было «не до Края Земли»... После коммунистического руководства страной в течение 70 лет, Россия никак не могла «Встрять ото сна и на обломках...» что-то построить путевое. На самом большом и далеком острове России происходило тоже что-то подобное. Кое-какие совхозы быстренько развалились до основания (по коммунистической идеологии), в результате «прихватизации» миллионы простых жителей России были просто ограблены среди "белого " дня государством в первую очередь, до проблем малых народов севера (МНС) никому не было дела. Пожалуй, единственным человеком на Сахалине, который безуспешно пытался помочь своему народу в то непростое время, был В.М.Санги. Благодаря В.Санги была построена школа в п.Виахту, и было много других положительных инициатив во благо его малочисленного народа...

 

На севере Сахалина в Ногликском районе расположен Вал — село в Ногликском городском округе Сахалинской области России, в 61 км от районного центра - пгт Ноглики. Находится на берегу реки Вал. Вал в переводе с уйльтского — удача. Село Вал (население 1.347 человек)

 

В поселке в это непростое время многие семьи откровенно голодали, не было практически никакой работы, по этой причине и денег не было, чтобы купить необходимых продуктов для выживания. Только исправно и непрерывно работали «качалки», доставая из земли черное «золото» для «процветания» Власти и немногочисленной кучки «олигафренов» на их благо. Впрочем, такое положение аборигенов и не только было характерным для всех проживающих на Сахалине. Однажды вечером в поселке собрались самые мудрые и наученные нелегкой жизнью аксакалы. Говорили они не очень долго, даже не выкурили и по одной трубки табака, всем было понятно катастрофическое положение, сложившееся с их народом. Поэтому единогласно было принято решение идти в тайгу - кормилицу за мясом, чтобы не умереть с голоду в приближавшуюся стремительно зиму. Рыбалки в позднюю осень не было практически никакой, лосось в этот год заходил слабо в залив Чайво, поэтому в него практически заходило очень мало морского зверя, юколы тоже практически не заготовили на долгую зиму. В конце ноября – начале декабря на севере Сахалина обычно уже наступает настоящая зима со снегом и настоящими морозами. Нередко один из очередных предзимних тайфунов приносит так много неприятностей, что ни из поселка не выбраться, ни на залив выйти, чтобы сети проверить или поохотиться на нерпу...

 

«Были сборы не долги…»
Старейшины решили послать в тайгу самых сильных и выносливых, ведь предстояло пройти по дремучей тайге не один десяток км, чтобы добыть мясо, а потом при Удаче с ним вернуться в поселок. Охотники взяли с собой в дорогу самый минимум продуктов, оружие, 2 палатки, необходимую посуду и т.д. Провожать кормильцев вышли даже самые немощные старики. Люди долго смотрели в след уходившим за добычей охотникам с надеждой, каждый желал им удачи и благополучного возвращения домой. Раньше охотники уходили на оленях в тайгу на несколько месяцев для занятия промыслом, сегодня домашних и (вьючных) оленей практически не осталось в поселке, чтобы не умереть с голоду, этих бессловесных и надежных помощников тоже пришлось пустить под нож. Поэтому людям весь груз пришлось нести на своих плечах. Многочисленные стада северного оленя были выбиты варварски и безжалостно практически при помощи местных аборигенов за водку и патроны еще во время «перестройки». Сегодня только очень далеко в укромных таежных угодьях можно было встретить отдельные разрозненные табунки полудиких оленей, до которых еще не добрался безжалостный человек...

 

На лыжах было еще рано ходить по тайге, хотя, в некоторых местах, особенно в распадках, лежало уже достаточно (подколенного) снега. В начале зимы свежий выпавший снег (пухляк) еще рыхлый и не слежавшийся в лесу, все охотники об этом хорошо знают. Много кустов и веток торчит из неглубоких сугробов, поэтому с лыжами получается одна «маята». Впереди топтали тропу самые сильные охотники из немногочисленной группы. Буквально через 200-300 метров передний уступал свое место сзади идущему человеку. Раньше многие в зимний период занимались охотой, теперь это занятие стало не выгодным, пушнина значительно упала в цене. Иногда по пути встречались пустые охотничьи зимовья, с погодой сегодня повезло - день был ярким и солнечным. Практически все хорошо знали свою тайгу, которая для многих была родным домом.

По пути начали встречаться многочисленные «наброды» рябчиков и куропаток, в последние годы никто не охотился на этих доверчивых лесных «курочек». К тому же перед самым выходом на охоту опытные охотники приняли решение не производить лишнего шума, чтобы не «подшуметь» более серьезную дичь, если она встретится по пути. Даже на глухаря решили не тратить драгоценных патронов, несмотря на очень ограниченный запас продуктов, взятый в трудный и дальний путь. Некоторым молодым охотникам было трудно удержаться от выстрела, когда прямо из под ног у них иногда вылетали сразу несколько рябчиков, и они беззаботно рассаживались по ближайшими кустам и деревьям, хоть, из рогатки стреляй. Приходилось сдерживать себя, ведь, рябчик кроме гастрономической привлекательности всегда являлся лакомой приманкой для соболя. Курапачи были более осторожными и предусмотрительными. Услышав подозрительный шум, эти птицы срывались с противным криком и исчезали в тайге. По пути пару раз прямо перед охотниками с шумом взлетали глухари…

Оленя за неспокойные годы перестройки в округе безжалостно и бездумно выбили, поэтому решено было идти за перевал в дальнее Оленье урочище. Дальнюю дорогу хорошо знали самые опытные из охотников - оленеводов, которые бывали в тех местах со своими немногочисленными «аргишами». Там в глубине сахалинской тайги сохранились еще немногочисленные стада полудиких северных оленей. Эти животные настолько неприхотливы и самостоятельны, что способны выжить в самые трудные зимы без всякой посторонней помощи. Еще несколько лет назад многочисленные стада оленей «копытили» сахалинскую тундру под охраной аборигенов, которые находились в тайге постоянно вместе с животными. Пастухи охраняли стада от нападения росомах зимой и медведей весной и летом. Ни о каких браконьерах в то время никто и не слышал, редкие охотники с большим интересом охотились только на дикого оленя. Промысловики из местного населения во время охоты могли для собственного пропитания спокойно добыть одного-двух оленей за период охоты. Правда, приобрести лицензию на право легальной охоты, простому охотнику было получить не так просто. Однажды мне посчастливилось побывать на севере Ал.-Сахалинского района в гостях у аборигенов по служебной необходимости вместе с директором Виахтинского оленеводческого совхоза Клекиновым Л.Ф – замечательной Души человеком. Поэтому я сам видел, в каких трудных условиях приходится жить пастухам практически всю зиму вместе со стадом, без семьи, без свежих продуктов и новостей от родных и т.д.

У большинства охотников на ногах были ичиги ( мягкая обувь сшитая на руках из камуса). Летом и осенью в ичигах было очень легко и комфортно, в такой обуви можно практически бесшумно подойти к любой самой осторожной дичи. На счастье охотников им по пути попалась дикуша - птица, похожая на рябчика, у которой совершенно отсутствовал страх перед человеком. Кто-то быстро срезал длинный шестик из сухой тонкоствольной лиственницы и привязал на самый его верхний кончик петельку из проволоки. Затем абориген осторожно приблизился к доверчивой птице, дикуша без боязни позволила надеть петлю на свою головку. Последовал резкий рывок, вот и первая добыча добыта без всякого шума. Туземный божок (по преданиям стариков) специально создал эту беззаботную лесную курочку для любых любителей путешествий, особенно для тех, кто остался голодным по каким-то причинам.
По снегу идти было не так просто в подобной обуви, которая быстро намокла. Одолев с трудом 2 десятка км, охотники решили сделать привал и готовиться к ночлегу. Осенний день короток, тени стали длиннее, стало значительно прохладнее, промокшая обувь не спасала от холода. Вскоре были установлены 2 палатки, и между ними был разведен жаркий костер. На огонь установили пару котелков, набитых до верха снегом. В палатки на пол наложили по охапке лапника. Прошло немного времени и в один из котелков в кипящую воду накрошили чагу, в другом котелке вскоре забулькал жиденький супчик с дикушей...

Когда все слегка утолили голод и напились терпкого чаю, можно было расположиться вокруг жаркого костра на лапнике и послушать интересные охотничьи истории более опытных коллег. Бывалые рассказали, что впереди у них еще один день непростой дороги до оленьего урочища. Там наверняка их ждет большая удача. Раньше в этих местах охотники всегда успешно охотились на северного оленя. Молодые охотники с большим вниманием слушали советы своих коллег, непосредственно касающихся особому чутью и осторожности этой желанной добычи..

Несмотря на трудную дорогу и мороз, который норовил забраться под легкую одежду, охотники улеглись довольно поздно. Но все интересные охотничьи истории нельзя рассказать за единственный короткий вечер. Пришла пора укладываться на ночлег. Хотя все от души напились терпкого и горячего чаю, который взбодрил уставших людей, но жиденький супчик с мясом дикуши голода нисколько не утолил. Большинство охотников разместились в палатках, только двоим самым молодым парням придется ночевать возле костра и поддерживать огонь до самого утра. Многим приходилось не один раз ночевать зимой возле «нодьи» - замечательного охотничьего костра, который позволяет любому путешественнику не замерзнуть в долгую зимнюю ночь. «Хранителям» огня тоже не раз приходилось таким образом спасаться от холода, поэтому они через некоторое время, дождавшись обильных углей, передвинули огонь вместе с углями на другое место. Еще в светлое время были заготовлены три достаточно солидных по толщине обрубка лиственницы длиной около 2-х метров, два из которых уложили прямо на угли, между ними сверху положили еще один - самый толстый. Место старого костра тщательно вымели от углей и уложили на него ворох лапника. Вскоре в морозном воздухе почувствовали приятный смолистый запах. Затем напротив «нодьи» с противоположной стороны положили ворох стланика, ветки которого были воткнуты прямо в снег, который будет ночью играть роль теплового экрана. Теперь можно и укладываться в «люлю». Сверху охотники закрылись куском старого брезента, от прогретой за несколько часов земли шло приятное тепло, теперь несколько часов можно спать совершенно спокойно...

В палатках рядом раздавался разноголосый храп уставших от непростой дороги охотников, там люди согревали друг друга только своими телами. Иногда кто-то осторожно выходил в морозную ночь, чтобы освободиться от выпитого в большом количестве чая, затем быстренько возвращался обратно. На небе ярко сверкали мириады звезд, полная луна освещала своим холодным светом тайгу, было морозно и холодно. Охотники использовали этот короткий отдых и неспокойный сон, ведь, на завтра им предстоял очень трудный путь..

.

В прошлое лето он убил сорок восьмого медведя.

По селению ходили разговоры, что на этом он бросил опасное занятие. В подтверждение слухов медвежатник всю осень не выходил на охоту. Лето нынешнего года началось с того, что высоко удойная корова колхозного бухгалтера, приехавшего с Украины два года назад, не вернулась в посёлок. На другой день её нашли в полу километре от крайнего дома. Тех, кто видел останки коровы, охватил панический страх. Гонимые ужасом, они прибежали в посёлок и наперебой стали рассказывать об увиденном. И весь посёлок направился в лес смотреть следы ночного разбоя... В. Санги

 

Вот, наконец, незаметно подкрался ранний рассвет...

Начала заниматься робкая заря, как бы не хотелось еще полежать немного, дождаться, когда тебя, наконец, кто-нибудь позовет к столу и жаркому костру. Однако, нужно вставать, помогать костровым, идти за дровами, собираться в дальнюю дорогу и т.д. Охотники быстро собрали палатки, собрались вновь у жаркого костра, чтобы ухватить тепла и опалить свои желудки огненным кипятком. Когда рассвело полностью, кто-то рассмотрел неподалеку следы от лесного бродяги медведя=шатуна. «Нормальные» медведи давно расположились в своих берлогах на долгую зиму и «сосали» уже свою лапу. Крупный (судя по следам) медведь по каким-то причинам не успел залечь в берлогу, поэтому был обречен шарахаться по тайге. Раньше наверняка с ним повстречался бы профессиональный охотник и «отрегулировал» поголовье. Очевидно, дым от костра привлек зверя, но жаркий костер не позволил шатуну разобраться с непрошеными гостями и зверюга ушел по добру по здорову...

Молодые охотники, кто был в настоящей тайге впервой, представили на миг, как матерый зверь мог задрать любого из них сонного. Более опытные аборигены успокоили молодых охотников, как правило любой медведь редко нападает на группу, тем более, если в лагере горит постоянно хороший костер. Полностью рассвело, были сборы недолги, впереди предстоял непростой путь по тайге. Иногда впереди идущие поднимали выводки рябчиков, доверчивые молодые петушки наивно провожали своими взглядами людей, совершенно их не боясь. Ближе к обеду решили сделать короткий привал, ограничились только горячим чаем. По пути все чаще стали старые и свежие следы оленей, которые стремились в богатые ягелем угодья. Встречались также иногда немногочисленные следы росомах, санитаров тайги.
Когда группа прошла десяток км, утренний мороз начал спадать, хотя, никому не было холодно на ходу, так как согревала ходьба. Сделали короткий перекур без костра и чаю, боясь подшуметь очень осторожного оленя. Еще несколько км по тайге и покажется «Оленье урочище», где, возможно, охотников ждет удача. Незаметно поднялся небольшой ветерок, закачались в начале верхушки елок, стала падать «кухта» за шиворот (косматый иней на деревьях, куржевина, с веток), солнце скрыли тяжелые облака. Охотники осторожно продвигались в сторону урочища, они крепко сжимали свои ружья в надежде, что удача сегодня не обойдет их стороной. Напряжение нарастало, ветер усиливался с каждой минутой, вдруг, неожиданно пошел густой снег. Крупные хлопья падали непрерывно с неба и быстро укрыли сплошным белым покрывалом всю землю.

Впереди стало немного светлее, несмотря на усиливающийся снег и ветер. Кто-то из опытных охотником определил, что они дошли, наконец, до своей цели. Прошли еще несколько сотен метров вперед, все заметили, что снег перед ними весь перекопан, здесь совсем недавно «копытили»(кормились) олени. Звери ушли совсем недавно спокойно и без паники, значит, не учуяли охотников. Это внушило уверенность, что охота будет удачной. А пурга между тем все усиливалась, нужно было искать более спокойное место для предстоящего ночлега. Единогласно решили - нужно возвращаться в глубину тайги, во-первых, чтобы не спугнуть табун, во-вторых, в тайге под защитой деревьев гораздо спокойнее и можно переждать любую непогоду. Сказано - сделано. Погода как будто просто сбесилась: ветер норовил забраться под кухлянку (Кухлянка – меховая глухая куртка, в основном двойная) каждого, чтобы выгнать остатки тепла. Группа углубилась достаточно глубоко в тайгу, здесь было значительно тише, чем в оленьем урочище. Отработано и быстро были установлены обе палатки, поблизости удалось свалить две сухостойные листвянки для жаркого костра.

Вскоре на поляне, защищенной от сильного ветра, запахло дымом. Между тем, пурга разыгралась не на шутку. Костер, как правило, объединяет. Кто-то из бывалых охотников припомнил место, где в прошлом году им сопутствовал успех. Охотники в тот раз добыли здесь несколько оленей. Предстояла голодная ночь, это было всем охотникам совершенно понятно. Поэтому предложение одного из охотников попытаться найти под слоем снега несколько копыт для супа было встречено положительно. Предусмотрительно на огонь были поставлены пара котелков с водой. Два охотника решительно встали и направились к месту, которое они прекрасно запомнили. Кто-то с сомнением, кто-то с надеждой посмотрел им в след. Когда костер достаточно разгорелся и пару раз закипела вода в котелках, наконец появились «кормильцы»... Видно было как они чертовски устали оба. Охотники стряхнули снег со своей одежды, облегченно сбросили со своих плеч «поняги» (Поняга – дощечка с плечевыми ремнями для переноски добычи) и вначале попросили горячего чаю. Выпив по кружке обжигающего напитка с чагой, охотники вытряхнули несколько копыт на снег. Все радостно начали очищать это подобие на пищу от остатков шерсти и грязи. Казалось бы, разве можно выпарить какие-то калории для отощавших от голода людей из сомнительного качества остатков от прошлогодних трофеев... Но, голод не тетка, как говорится, охотники просто надеялись обмануть свои пустые желудки. Возможно, вскоре их всех ждет большая удача, а голодный охотник более удачлив, чем сытый и ленивый...

 

«Вначале я гоняю чаи, затем чай гоняет меня...»

Юмор с «Русского Радио»

 

Бывалые охотники опалили вначале копыта на огне, затем проскоблили их острыми ножами до белизны, теперь можно «заправлять» суп. Далее только нужно было иметь терпение и полоскать свои желудки горячим чаем. Через некоторое время в воздухе все почувствовали какой-то не очень приятный запах, на который никто не стал обращать внимание. У всех перед глазами стоял полный котел наполненный свежим мясом. Когда варево после неоднократных подливаний воды в котелок показалось всем уже полностью готовым для употребления, самые решительные смело зачерпнули по кружке из котелка и начали осторожно пробовать эту «вкуснотищу». Видно было, как все ждали оценки с нетерпением от смельчаков. После нескольких обжигающих глотки глотков «решительных» не у кого не осталось даже малейшего сомнения в качестве «варева». «Будешь много сомневаться – останешься голодным..» Эту рыбацко-охотничью истину каждый усвоил с самого раннего детства. На короткое время у костра смолкли все разговоры, каждый стремился быстрее проглотить эту «болтушку», как-то отдаленно напоминающую похлебку. Разумеется, никаких калорий молодые организмы не получили, но свои желудки охотники обманули в очередной раз. Всех согревала мысль, что где-то, возможно поблизости, есть много знатной дичи, от великолепного мяса которой они еще не отвыкли… К тому же на костре всех дожидался котелок крепкого чая настоянный на чаге.

Между тем пурга набирала силу, деревья раскачивались и сгибались под напором сильнейшего ветра, снег уже был по щиколотку, пора было подумать о полноценном отдыхе. Охотники подбросили дров в костер, чтобы он устоял под напором пурги, впереди их ждала долгая и холодная ночь. Все старались сохранить остатки тепла, полученное возле огня. Кто хоть раз ночевал в сахалинской тайге зимой при прохождении подобного тайфуна, тот знает, что непогода может продолжаться несколько суток. И горе тому, кого непогода застала далеко от «жилухи», если к тому же у охотника нет с собой палатки и спальника, он практически обречен…

Однажды поздней осенью мне тоже пришлось блуждать по тайге в течение нескольких суток. Пришлось пережить несколько холодных ночевок в шалашах, построенных на скорую руку. Главное, на мой взгляд – не потерять присутствия духа и настойчиво идти к поставленной цели…

В палатках вначале было относительно тепло и уютно, но вскоре напористый и наглый ветер выгнал теплоту, люди теснее прижались друг к другу. Лишь иногда кто-то на короткое время поднимался и выходил наружу, «похлебка» и чай «просились» наружу… Ночь продолжалась бесконечно долго, под утро одна палатка не выдержала напора ветра и снега. Веревки лопнули от непомерной тяжести, всех привалило брезентом и снегом. Пришлось заниматься вновь «благоустройством», т.к. снаружи пурга и не думала утихать. Костер давно уже «сдался» и не подавал никаких признаков жизни. Нужно было его оживлять, организмы требовали хоть какого-то тепла. Кто-то начал вновь укреплять палатку, кто-то начал «колдовать» с костром, жизнь продолжается…

Когда костер, наконец, разгорелся, к огню подтянулись все охотники. На огне стояли уже два котелка с традиционным чаем, пока все не напились обжигающего ароматного напитка, никто не раскрыл рта. Старший окинул взором лица своих односельчан, кругом утомленные и не выспавшиеся лица, все ждут от него самого правильного решения. А решения пока никакого нет, пока не закончится пурга, не стоит даже трогаться с места, иначе будет хуже... Нужно ждать, когда утихнет пурга... Однако, самые нетерпеливые начали задавать неудобные вопросы... Аксакалы спокойно и без истерики рассудительно и аргументированно постарались рассмотреть сложившуюся ситуацию...

 

Если рискнуть и попробовать разыскать такую желанную дичь в такую круговерть, то возможны только три варианта:
Первый - собраться на охоту и спугнуть табун, хотя, возможно и взять одного-двух зверей, что очень маловероятно...
Второй - просто замерзнуть в тайге, во время этого тайфуна...
Третий - набраться терпения и дождаться прекращения бурана...

 

Видя, что пурга не собирается утихать даже на минуту, самые горячие и нетерпеливые согласились с доводами самых опытных охотников... За ночь выпало довольно много снега. Для охоты на копытных по свежему снегу гораздо легче подойти на верный выстрел к добыче. Но ветер не собирался пока менять направление и все также настойчиво и тупо дул в сторону ушедшего табуна. Все решили единогласно: нужно ждать столько, сколько нужно, т.е. пока не закончится этот буран... Поэтому кто-то пошел за дровами, кто-то вновь поставил котелки, наполненные снегом, на огонь. Вчера копыта после супа были выброшены куда-то поблизости в снег. Самый решительный отыскал их в сугробе и по новой «зарядил» в один из котелков. Вскоре вновь в воздухе все почувствовали какой-то неопределенный но «пищевой» запах, отдаленно напоминающий что-то давно забытое. Ждали очень долго, надеясь, что чем дольше варить копыта, тем вкуснее получится бульон. Все-таки чай, настоянный на чаге, всегда выручал этих непритязательных к бытовым трудностям и очень терпеливых людей. Сколько раз охотникам удавалось обманывать свои неприхотливые желудки, знают только они сами...

Еще один день прошел в ожидании хорошей погоды. Никто не отходил далеко от лагеря, лишь иногда охотники парами заготавливали дрова неподалеку. Было очень просто заблудиться буквально в нескольких десятках метров от костра. К вечеру, наконец, тайфун начал терять свою силу. Снег практически прекратился, елки и лиственницы перестали «кланяться» сильному ветру, казалось, что вся тайга ждала пробуждения после непогоды. На лицах охотников тоже появилась надежда… Выручал огонь от жаркого костра и нескончаемые рассказы бывалых охотников о своих былых и успешных похождениях. Незаметно накатил вечер, буран совсем стих, лишь иногда шалунишка ветер «бросался» снежками в лица охотников, намекая на хорошую предстоящую погоду. Как будто хотел извиниться за предоставленные временные неудобства…

Перед сном все вновь собрались у жаркого костра. Умудренные опытом и самой Жизнью старшие охотники коротко сказали, что наверняка завтра утром всех ожидает небывалый успех. Необходимо только все делать организованно и продуманно, над стратегией предстоящей охоты «аксакалы» размышляли все это время. Самое главное: выполнять все команды, еще раз проверить свое оружие (особенно боеприпасы), при появлении оленей действовать сноровисто в соответствии с ситуацией… Стало совсем темно, у костра осталась только молодежь, не «нюхавшая еще пороха»...

Стало совсем темно, у костра осталась только молодежь, не «нюхавшая еще пороха». Долго еще сидели охотники у огня, каждый думал о своем…Кто-то о своих родных, которые остались голодными в поселке, надеясь на ушедших далеко в тайгу охотников. Кто-то вспоминал свои охоты (удачные и не очень), ведь, таежники начинают охотиться часто очень рано, обычно в составе более опытных напарников. Все надеялись на предстоящий успех… Пора было устраиваться на ночлег… У костра остался кто-то, кому выпало первому поддерживать огонь. Вскоре из палаток разнесся разноголосый храп полуголодных и смертельно уставших людей. Окончательно разогнало все облака на небе, и появилась луна, которая залила всю тайгу холодным и безжизненным светом. Бесконечная холодная ночь, наконец, закончилась… Лишь остывающие головешки от жаркого с вечера костра, напоминали о пробуждающемся утре… Самый первый из проснувшихся быстро «оживил» огонь и поставил пару котелков со снегом на враз оживший костер… Остальные тоже зашевелились в предвкушении тепла от костра и горячего чая...

 

Крупный олень-самец стоял, низко опустив ветвистые стройные рога. Перед ним носился Кенграй. Собака пыталась наскочить сбоку, но хор вовремя наставлял рога. Несколько раз сам бросался на пса, пытаясь поддеть его рогами. Но Кенграй успевал вывернуться. Пларгун залюбовался оленем. Сразу видно, что дикий олень отличается от домашнего. Домашний более приземист, очертания его спокойные, нрав вялый. А этот высок, стройные сухие ноги «в чулках» ровной белизны, холка взбугренная, и на ней зверовато дыбится серая шерсть. Могучая грудь. Голова изящная. Рога удивительно симметричные, пышные. Нрав крутой. А шерсть будто причесанная. Могучий красавец отвлек врага на себя, дав возможность уйти самкам. Услышав хозяина, Кенграй с новой яростью бросился на хора. Олень сдвинул сухие ноги, пружинисто оттолкнулся и скакнул навстречу. Пларгун вскинул ружье. Надо ударить чуть ниже передней лопатки. Олень мотнул головой, и тут же раздался выстрел. Хор вздрогнул, но не упал -- пошел прямо. Кенграй отпрыгнул в сторону, чтобы не попасть под острые, как топор, копыта. Пларгун полез в карман, но не нащупал патронов. Полез в другой -- тоже пусто. Отчаянью его не было предела, он вспомнил, что, зарядив ружье пулевым патроном, забыл прихватить еще. А олень уже уходил.
-- Ту! Ту! -- прокричал Пларгун, натравливая пса, и сам пустился следом.
Кенграй легко нагнал хора и, не останавливаясь, прыгнул сбоку, схватив за шею. Даже его могучие клыки не смогли удержаться на горле хора, защищенного густой длинной шерстью -- «бородой». Олень повернул в сторону -- по спине текла кровь. Высоковато ударил. Кенграй кашлянул совсем по-человечьи, тряхнул головой, чтобы освободить пасть от набившейся шерсти. И тут же вцепился оленю в бок и так рванул, что ослабевший от ран хор споткнулся и упал, неловко подвернув переднюю ногу. Озверевший Кенграй вскочил на холку оленю, зажал в смертельные тиски шею, придавил голову к земле. Охотник мигом оказался рядом, выхватил нож и, глубоко всадив в нижнюю часть шеи, перерезал горло. Кровь фонтаном брызнула во все стороны. Пларгун стоял над своей жертвой в исступлении, будто хор был повинен в том, что Пларгун боится тайги, как беззащитный ребенок... А кровь лилась. Кровью испачканы руки, одежда, лицо. В крови собака. В крови -- трава и кусты...

В.САНГИ   о.САХАЛИН

 

Великолепная погода утром встретила проснувшихся охотников, даже она предвещала большую Удачу. Охотники быстро попили пустого чаю, еще раз внимательно проверили свое оружие и боезапас. Настала пора выдвигаться на охоту. Как договаривались, все охотники расположились полукольцом, чтобы охватить всю долину. В центре остались самые опытные таежники. Очень осторожно все одновременно двинулись вперед. Буран практически скрыл все следы табуна. Легкий встречный ветер предвещал Удачу. Охотники «держали» полукруг в пределах визуальной видимости друг с другом… Вдруг, один из самых опытных охотников поднял руку и этим знаком остановил всю группу. Все напряженно сжали свои ружья и приготовились… Вот это да… Впереди прямо на них не спеша двигались несколько оленей. Звери пока еще не замечали смертельной опасности, наверняка, это были «передовики» табуна. Если они заметят людей, то весь табун мгновенно сорвется и уйдет в сторону… Все замерли на мгновенье, по знаку одного из охотников (об этом договорились заранее…) двое охотников из полу подковы очень осторожно разошлись в стороны, чтобы пропустить табун.

 

Мой личный опыт охоты на оленей базировался на знании особенностей психологии этих осторожных парнокопытных. Тундровый олень - менее осторожный из-за того, что находится в составе табуна и чутко реагирует на команды вожака при появлении опасности. Олень, который постоянно живет и кормится в тайге, всегда насторожен и готов при любой неожиданности рвануть с места и умчаться в тайгу. Мне приходилось наблюдать неоднократно за этими осторожными животными на воле. Там, где их никто не беспокоит, олени спокойно реагируют на шум снегохода или машины и остаются на месте. Даже под «карканье» пролетающего ворона мне как-то в начале зимы удалось приблизиться к зверям достаточно близко. Тогда я взял из «вертикалки» 16 кл сразу несколько трофеев, успев выстрелить 4 раза, которые все попали в цель…

 

Олени медленно приближались к охотникам, иногда кто-то из зверей останавливался на короткое время и «копытил», чтобы добраться до ягеля. Напряжение нарастало, несколько десятков голов уже попало практически в западню. В этот момент у кого-то из охотников просто не выдержали нервы.

 

Неожиданно прозвучало два выстрела и пара «рогачей» легла на девственно белый снег. Что тут началось… Весь табун устремился вперед навстречу опасности. Десятки, а может быть и сотни голов подняли целое облако снега над собой… Почти одновременно загремели выстрелы со всех сторон по пробегающим мимо оленям.

Канонада закончилась очень быстро, напуганные олени на махах уходили от смертельной опасности. Люди оказались в этот раз хитрее и опытнее, чем осторожные вожаки тысячного табуна... Теперь можно было подсчитать трофеи. Небывалый успех был выстрадан в этой непростой охоте и был наградой охотникам . На снегу беспорядочно лежали десять великолепных трофеев… Кроме этого, судя по оставленным следам, вместе с табуном ушло минимум 2-3 подранка.... Некоторые из охотников сразу же приступили к снятию шкур и разделке трофеев. Закипела работа, кто-то занялся разведением костра, ведь впереди предстоял великолепный обед из диетического мяса. Вскоре в котелках «забулькал» кипяток с нежными ребрышками и требухой. Кто-то между делом успевал наслаждаться деликатесами: языками, почками, сердцем и т.д. Таежники просто отрезали своими острыми ножами кусочки свежей печенки или мяса прямо возле своих губ. Некоторые пили еще горячую кровь, они хорошо знали, что этот «напиток» прекрасно прогоняет усталость и восстанавливает силы…

 

«Время, когда бьют оленя, составляет в семействе остяка праздник и возбуждает особенное удовольствие во всех членах. Тут, в самом деле, открывается кровавое пиршество. Вокруг оленя, заколотого так, что вся кровь его остается в его внутренности, ободранного и вскрытого, толпится все семейство, старый и малый; с ножами в руках, все с жадностью вырезают и едят теплое мясо, обмакивая обыкновенно в дымящуюся кровь или запивая его. Нужно притом удивляться, с каким непостижимым искусством они отрезают ножом около самого своего рта вверх к носу куски мяса, захваченного зубами; и так быстро и ловко, что со стороны кажется, что непременно заденет за нос. Мясо глотают они кусками, почти не пережевывая, и трудно представить себе, сколько каждый из них может съесть его. Можно подумать, что люди так быстро едят из-за жадности. Но дело тут не совсем в ней. Если употреблять оленину в пищу сырой, то ее действительно необходимо есть тотчас же - “парной”. Выражение “парное мясо”, принятое в русском языке, в данном случае очень уместно, так как означает, что от мяса идет пар, настолько оно еще теплое и свежее. В этот момент оно имеет совершенно особую нежную консистенцию и вкус, обладает многими полезными свойствами. Все народы Севера знают, что мясо и еще теплая кровь только что забитого оленя не только быстро насыщают, но и возвращают силы после болезни, длительных голодовок и усталости. Коми-зыряне убеждены, что свежая кровь может исцелить даже больного туберкулезом человека. Ее пьют большими глотками, обмакивают в нее кусочки мяса и ливера - печени и почек. Оленеводы - ханты, ненцы, эвенки - порой пили горячую кровь прямо из шейной вены оленя или смешивали кровь с оленьим молоком… Остывая, оленина теряет нежную консистенцию и вкус почти мгновенно. Вот почему вокруг туши собираются дети и взрослые, сразу и разделывают, и поедают мясо. Ханты и манси сырыми съедают в первую очередь ломтики мяса с ляжек, печень, легкие и почки, сердце, глаза и даже ушные железы оленя, обмакивая их в свежую кровь…»

 

Аборигены очень быстро и ловко управились с разделкой туш, вскоре возле костра на разложенных шкурах высилась солидная куча мяса. Все были очень довольны и счастливы. Голодный период закончился, теперь стояла задача; Как доставить все это богатство в поселок? Однако про Это не хотелось пока думать... Некоторые охотники стали доставать свои сокровенные запасы: кто-то для приготовления настоящего таежного супа аккуратно достал горсть риса, кто-то достал головку лука, у кого-то нашлось немного приправы и щепотка соли, самые запасливые не пожалели выделить для общего стола самых последних сухарей. Это был настоящий Праздник «живота»... Вскоре таежный суп поспел, можно было приступить к трапезе... Когда голод был утолен, и все напились горячего чаю, трое самых сильных охотников молча и без лишних разговоров встали, взяли с собой по куску мяса в дорогу и пошли по следу ушедшего табуна за подранками. Остальные начали готовиться к предстоящему ночлегу, заготовили дров, установили на новом месте палатки, эта ночь обещала быть более радостной и сытной, чем все предыдущие. Среди охотников царило небывалое радостное возбуждение, ведь им пришлось вытерпеть столько трудностей и постоянного голода, чтобы добиться такого замечательного результата как сегодня. Все забыли о лишениях, которые пришлись на их долю в течении нелегкого похода... Самые опытные степенно рассуждали о результатах успешной охоты, сидя у жаркого костра и дымя своими трубками. Именно выдержка и трезвый расчет позволил добиться всем такого успеха....

 

Начало смеркаться, стало значительно холоднее, все с тревогой стали поглядывать вслед ушедшим охотникам, ведь они даже не взяли с собой палатку... Когда окончательно стемнело и на небе показалась робкая луна на горизонте, появились охотники, тяжело нагруженные мясом. Нужно было первым делом напоить чаем прибывших, затем предложить по чашке горячего бульона с кусочками мяса. Когда охотники немного отдохнули и пришли в «себя» от трудной дороги, начались расспросы. Оказалось, что первого подранка следопыты нашли довольно быстро. Крупный бык смог пройти всего пару км по следу табуна, он был еще живой, когда его догнали преследователи, им даже не пришлось стрелять. Охотники «освежевали» тушу, накрыли ее от ворон и других лесных ворюг шкурой и пошли дальше по следу. Через несколько км олени немного успокоились, начали разбредаться по тундре и «копытить» в поисках корма. Обычно, если по оленям не стреляли, они успокаиваются довольно быстро. В то же время, при подобных стрессах со стороны охотников, табун может без остановки пройти не один десяток километров, уходя от реальной опасности. Очевидно, в данном случае олени в первый раз встречались с такой «нелюбезностью» со стороны Человека. Поэтому охотники догнали «парнокопытных» довольно быстро. Сторожевики, однако, заметили предстоящую опасность раньше охотников... Это было грандиозное зрелище: вполне организованно и без всякой паники весь табун начал уходить от преследователей, бесполезно было его преследовать теперь. Наверняка вожаки уведут оленей в более безопасное место... Только на месте, где еще недавно находился табун, остался серый комочек, это был второй подранок... Охотники быстро «освежевали» добычу, взяли с собой по задней «лытке» от туши, вокруг оставили несколько использованных гильз, чтобы росомахи не приблизились к мясу, и пошли обратно к лагерю... «Своя ноша не тянет...» говорят обычно в таких случаях. Но люди были просто на «издыхании» когда, наконец, добрались до стана со своим тяжелым грузом...

 

Всего один раз мне удалось увидеть эту «нахалюгу» в сахалинской тайге, когда я на маленькой речушке с интересным названием Ясынге (она впадает в Луньский залив) ловил гольца поздней осенью. Росомаха тоже не ожидала нашей встречи, но настолько быстро и грациозно этот зверь исчез в лесу, что я даже не успел выстрелить из ружья...

 

Пришла пора обсудить результаты сегодняшней охоты и планы на будущее. Разумеется, охота получилась очень успешной, это самое Главное! Бывалые охотники не забыли напомнить про первые выстрелы самых нетерпеливых, ведь, могло получиться так, что весь табун мог изменить направление своего движения из-за неожиданной опасности. Хорошо, что так красиво обошлось в этот раз... Практически все отличились и записали на свой счет достойные трофеи. Еще долго будут вспоминать в поселке все жители об этой успешной охоте. Но сейчас перед всеми стоит не мене важная задача; Как доставить быстро все мясо до поселка? Ведь весь груз придется нести на своих плечах несколько десятков км. Обсуждение затянулось надолго. Кто-то предлагал выделить самых быстроногих и отправить их в поселок без всякой ноши, кто-то настаивал загрузиться максимально всем мясом и двинуться вместе с трофеями одновременно. В результате жарких споров (хорошо, что не было «огненной воды») было принято одно единственно правильное решение. Утром 4-5 самым сильным охотникам вернуться за оставленными «подранками», если не принести вовремя это мясо - оно непременно пропадет очень скоро. А ведь там оставлено более 1.5 туши диетического мяса. Росомах не удержат оставленные патроны на добыче: «Голод не тетка...» Одновременно «отрядить» с утра самых быстроногих с минимальным количеством мяса в сторону поселка и вернуться с помощниками. Ведь, рядом лежит «гора» мяса, которое к счастью не может испортиться при отрицательной температуре. Кому-то из самых «слабосильных» охотников непременно нужно остаться в лагере и дождаться тех, кто вернется с мясом подранков... На том и порешили...

 

Еще долго некоторые молодые охотники сидели у жаркого костра, жарили мясо на огне и обсуждали все нюансы сегодняшней замечательной охоты. Наконец, усталость от такого напряженного и успешного дня взяла свое, двое из них остались у костра, добавив в него несколько лиственничных чурбаков. На снег неподалеку от жаркого костра накидали несколько охапок из мелких веток и лапника, ни них постелили по оленьей шкуре. Хотя небо вызвездило, и усилился мороз, ночевка для дежурных предстояла более комфортной, чем в предыдущие дни. Остальные охотники после сытного и обильного ужина уже давно давали «храпака» во всю силу своих легких. Костра хватило всего на пару часов, один из дежурных вновь оживил огонь и быстро спрятался от мороза под шкурой. Наконец, «зарозовел» долгожданный рассвет на востоке, пора было ставить котелки с мясом и чаем на огонь. Постепенно вся группа расположилась вокруг костра, кто-то наслаждался вкусными ребрышками, запивая мясо обжигающим бульоном, кто-то не поленился заняться добыванием костного мозга из крупных трубчатых костей. Уман - сырой (замороженный) костный мозг из трубчатых костей ног оленя, являлся для большинства северных народностей одним из самых вкусных деликатесов. Как известно, это кушанье было самым желанным после успешной охоты на копытных.

 

Но самые опытные и умудренные опытом таежники хорошо знали, что перед дальней и тяжелой дорогой необходимо запастись жиром, и желудок будет не тяжелым и калорий хватит на всю дорогу. Поэтому двое из них занялись приготовлением «сулюкты» - традиционное кушанье северных народов из кишков дикого или домашнего оленя. Для приготовления этого кушанья берется несколько «метров» очищенных от содержимого кишок. Кишки нарезаются на доли по 10-15 см, затем каждая часть выворачивается наружу и тщательно промывается в воде, желательно в теплой. На огонь ставится котелок с водой, добавляют щепотку соли, когда вода закипит, в котелок закладывают несколько «колбасок» этого кушанья. Несколько минут кипения, и деликатес подается к столу. «Сулюкту» нужно кушать только огненно горячей, практически это внутренний жир и очень калорийный продукт. Для неподготовленного желудка это серьезное испытание... Можно еще добавить, что после употребления этого таежного деликатеса нельзя категорически пить сырую воду - только крепкий чай. Иначе гарантирован жесточайший понос...


Наконец, все охотники плотно и сытно покушали и напились крепкого чаю. Пора было трогаться в дальнюю и трудную дорогу. С мясом оставили двух, самых опытных и надежных. Остальные максимально загрузились мясом, взяли в дорогу одну палатку и пару котелков, вот, теперь можно трогаться.

 

Первые несколько километров по заснеженной тайге группа одолела довольно быстро, несмотря на солидную поклажу у каждого на плечах. Опытные таежники делали короткую остановку через каждый км, ведь впереди им предстоял очень трудный путь. От каждого валил густой пар, некоторым из молодых охотников хотелось сбросить со своих плеч невыносимо тяжелый груз. Но каждый из них прекрасно знал, что в поселке их ждут с надеждой голодные уже давно родные и близкие. К тому же каждому из них удалось насладиться великолепным мясом и восстановить полностью свои силы. Зимний день очень короток, поэтому решили не останавливаться на дневку. Лишь однажды, во время очередного перекура возле сваленного бурей громадного дерева решили вскипятить чай и немного перекусить вареным мясом. Костер удалось сразу же запалить и поставить на огонь оба котелка со снегом. Так приятно запахло дымом и пошло тепло от огня, не хотелось никуда идти дальше и отдохнуть, как следует от тяжелой дороги. Через короткое время вода в котелке закипела, бросив туда по паре горстей измельченной чаги, нужно было подождать еще несколько минут. Наконец, обжигаясь и отрезая у самых губ острыми ножами холодную оленину, очень быстро утолили свою жажду и голод.

 

Прозвучала команда;
-- Не останавливаться до самой темноты, идем в самом высоком темпе…

 

День начал угасать, солнце свалилось за высокие деревья, тени стали длиннее, начало подмораживать, но пока еще можно было различить что-то в лесу. Пару раз почти из под ног снимались рябчики, которые решили уже устроиться на ночлег. Беззаботные лесные курочки не улетали далеко и рассаживались на ближних деревьях, недоуменно разглядывая людей, которые не обращали на них никакого внимания. Когда некоторые из охотников стали спотыкаться и падать почти на каждом шагу, прозвучала долгожданная команда:
-- Ставим палатки, разводим костер и готовим ужин...

 

Люди сбросили опостылевшую ношу со своих натруженных плеч и принялись без раскачки заниматься обустройством лагеря. Можно было немного расслабиться сегодня и приготовиться к ночевке более основательно. Хотя впереди была морозная ночь, радовало душу каждого то, что ночевка предстоит сытная и завтра они доберутся до «жилухи», наконец. Быстро определились: Кто занимается приготовлением пищи, кто готовит необходимый запас дров на всю ночь, кто устанавливает палатку и т.д. Вскоре костер осветил уютную поляну среди вековых деревьев, которые закроют от ветра и мороза уставших смертельно людей. От костра потянуло теплом и очень вкусным запахом от булькающих котелков с бульоном. Несмотря на усиливающийся мороз, возле огня стало тепло и относительно уютно. Рядом разгорался еще один костер, жаром которого решили прогреть землю перед установкой палатки. Пока таежники суетились с установкой лагеря, выглянула луна из-за высоких елок, сразу стало гораздо светлее на поляне. Наконец, все подвинулись к жаркому огню, с другой стороны костер тоже разгорелся, как ему полагается. Можно теперь приступать к долгожданной трапезе. Каждый черпал вкуснейший бульон своей кружкой и подцеплял острым ножом кусок оленины или вкусных ребрышек их бурлящего котелка. Это был полный Кайф!

 

Какое-то время возле костра слышались только «чмоканья», «сопения» и другие нечленораздельные звуки изголодавшихся и смертельно уставших людей. Никто не отвлекался на посторонние вещи, все были сосредоточены на потреблении жизненно важной пищи. Постепенно пришла «сытость» в желудках и «умиротворение» в головах. Теперь можно было и «поковыряться» острой веточкой в своих «клыках», чтобы убрать кусочки мяса. Когда все насытились и приняли самые удобные позы у костра, пришло время поболтать на свободные темы. Совершенно неожиданно появилась проблема: у большинства охотников возникли трудности с обувкой. Трудная дорога по тайге почти совершенно «разула» всю группу. Ичиги не выдержали хождения пешком по тайге и требовали срочного ремонта или замены. Дальше предстоял еще один день по дремучему лесу. Только у одного из охотников были настоящие резиновые сапоги на ногах.

 

Поэтому вместо заслуженного отдыха практически всем пришлось заняться ремонтом своей обуви. Хорошо, что кто-то из охотников предусмотрительно взял с собой в дорогу солидный кусок оленьей шкуры, который предназначался для подстилки. Наконец, обувь была подготовлена к дальней дороге, земля под костром для теплой ночевки достаточно прогрелась - можно было со спокойной совестью укладываться на последнюю ночевку. У костра традиционно остались два костровых, которые должны были следить за поддержанием огня всю долгую зимнюю ночь. На прогретое жарким костром место набросали хвойных веток, предварительно убедившись, что под ними нет углей. Затем сверху поставили палатку, в которой сразу же стало тепло и уютно. Разумеется, жара от земли не хватит на всю долгую зимнюю ночь, но выспаться и отдохнуть каждому представится возможность...

 

Эта ночь была более спокойная, чем предыдущие. Во-первых, охота получилась, лучше не придумаешь, во-вторых, люди, наконец, утолили свой голод и частично восстановили свои силы. К тому же, сегодня мороз был не таким сильным. Да и хорошо прогретая земля замечательно отдавала тепло. Только «костровым» время от времени приходилось добавлять иногда в прогорающий костер дровишек.
На сытый желудок даже самая длинная зимняя ночь не страшна...

 

У костровых был неоспоримое преимущество: во-первых, хорошо прогретое место для ночевки, во-вторых возможность при желании хлебнуть из котелков, оставленных неподалеку от огня вкусного бульона от мясной похлебки или крепкого чаю. По любому им приходилось периодически подниматься со своей постели и подбрасывать в ненасытный костер дров. Даже самая длинная ночь когда-нибудь должна заканчиваться. На востоке начало светлеть, поэтому костровым нужно наполнить котелки снегом, чтобы приготовить мясную похлебку с мясом и крепкий чай. В палатке тоже зашевелились охотники, все хорошо отдохнули и выспались, впереди им предстоял не простой путь с тяжелой ношей. Времени терять не стали, утренние процедуры, сытный завтрак с обильным чаем, довершили подготовку к выходу... Охотникам предстояло одолеть не менее 20 км по тайге.

 

Были сборы недолги...
Лишь легкий дымок от прогоревшего костра напоминал о ночевке. Старались идти «след в след», чтобы сохранить силы. В одном из распадков неожиданно передовики заметили малочисленный табунок диких оленей. Ни у одного из охотников не было даже никакого охотничьего азарта, чтобы сбросить тяжелый груз со своих натруженных плеч и попытаться добыть хоть одного «крупнорогатого»... Незаметно группа одолела несколько непростых километров, пора было устраиваться на остановку. Вот и удобное место: сваленная ветром лиственница на берегу не большего звенящего ручейка... Быстро организовали костер, поставили котелки на огонь. Неожиданно кто-то увидел впереди за деревьями несколько людей, которые быстро приближались к охотникам. Это были односельчане из поселка, в этом не было никаких сомнений...

 

Встреча была очень «жаркой»...
Объятия, расспросы о охоте и положению дел в поселке, тут и похлебка поспела вовремя. Односельчане с большим интересом и вниманием слушали рассказ охотников, восхищались их успехами и между делом управлялись с мясом и бульоном. Когда все насытились, было принято решение отправить вновь прибывших с проводником за мясом. Остальным как можно быстрее двигаться в поселок, где все жители ждали их с нетерпением и надеждой. Эта история завершилась вполне благополучно: с голодом в поселке Вал, который переводится как «Удача» удалось справиться благодаря удаче и настойчивости охотников. Чуть позже стал лед в заливе Чайво, и появилась возможность зимней рыбалки на навагу и корюшку. Кроме этого можно было охотиться на нерпу...

 

Жизнь продолжается...
Правда, на местном кладбище в эту зиму появилось еще несколько десятков свежих могил...

 

Самый надежный напарник

Автор/Редактор: Aborigen
 

В конце 90 годов я довольно часто ездил поздней осенью или в начале зимы на охоту за оленями, даже специально для этих целей купил снегоход Буран, на котором без особых хлопот можно было добраться до места охоты. Хочу рассказать одну из своих многочисленных сахалинских историй...

 


Увеличить, кликни на фото

Обычно приходилось согласовывать эти поездки с местными охотниками, если не было собственной техники, а это не всегда было надежно и удобно. В этот раз я собирался на охоту с сыном, он был без работы в это время, и я предложил ему подготовить технику к нашей предстоящей поездке. Нужно было внимательно просмотреть все агрегаты, смазать катки и сделать полную профилактику Бурану, на котором мы должны были проехать около 250-300 км с грузом и без хлопот вернуться в поселок, где мы должны были оставить нашу машину. Я сам занялся закупкой всего необходимого в таких случаях, продуктов и охотничьих припасов, также нужно было подготовить лыжи и еще раз проверить машину. Кроме этого нужно было еще подготовить нарты для солидного груза.

 


Увеличить, кликни на фото

Короче, в хлопотах прошло несколько дней и, наконец, мы выехали на Север острова, нам нужно было проехать сначала около 600 км на машине (в то время у меня был японец-пикап с кузовом), загрузить все на нарту и заправиться бензином на дальнюю дорогу. Кроме этого я заранее договарился с Василием - это один из местных охотников, с которым мы несколько раз вместе успешно охотились, что он тоже составит нам компанию на своем снегоходе. Приехав в поселок к нему домой, мы узнали от его жены, что Василий не сможет с нами поехать в этот раз, так как ему пришлось неожиданно подменить напарника на работе. Выхода у нас не было, поэтому мы загрузили все наши вещи на нарту и выехали самостоятельно вдвоем с сыном на охоту. Нам предстояло проехать по тайге несколько десятков км по совершенно дикой тайге, меня лично этот трудный путь нисколько не пугал, так как в этом районе я уже охотился не один раз, причем, практически всегда успешно. Моему сыну тут тоже пришлось однажды здесь побывать, когда среди учебного года я выдернул его из школы из-за плохого поведения и направил на «перевоспитание» в глухую тайгу. Предполагаю, что для моего сына это был тогда хороший урок на всю оставшуюся Жизнь...

Практически, я вырос без отца, с младшим братом приходилось доказывать свою «независимость» на улице только своими кулаками. Мы с брательником никого не боялись в нашем районе и за его пределами в послевоенное время. Всегда «бились» до последнего, хотя, доставалось обычно больше всего мне, как самому старшему... Я сам по молодости был тоже приличным «разЪ...ем». Нам помогало то, что мы постоянно занимались спортом: гимнастикой, борьбой и боксом, футболом и хоккеем... Да много-ли еще чем... У меня лучше получалось на лыжах, где я добился кое-каких приличных результатов впоследствии... Лишь трагическая случайность на соревнованиях в Питере прервала мои спортивные «успехи»... Мои соперники, которым я мало уступал тогда на соревнованиях, позже участвовали даже в олимпийских Играх в Саппоро. Володька, мой брат даже как-то получил звание лучшего «НАПАДАЮЩЕГО» по хоккею в НВСБ среди своих сверсников. Брат умер очень рано от туберкулеза, который «подхватил» на «зоне», где ему удалось побывать несколько раз впоследствии. Основная причина - «распускание» рук при выяснении некоторых обстоятельств. «Государство» заинтересованно даже сегодня, чтобы, ИМХО, «сидельцев» было как можно больше... Пусть Земля будет БРАТУ «пухом»... Практически, я бываю на его могилке каждый год при посещении своей Родины... В этом году обновил памятник на его могиле.

 

Наши СЫНОВЬЯ ...
Как любят безгранично их все отцы, как надеются, что они будут гораздо круче и умнее своих «производителей»... Не всегда так получается, к великому сожалению... Это просто, «лирическое» отступление...


Увеличить, кликни на фото

Вещей набралось довольно много, поэтому «Буран» пришлось нагружать на всю катушку. Почти сразу выяснилось, что наша техника не очень надежно работает, и иногда слышно было сбои в работе двигателя. Но снегоход был почти новый, я приобрел его по «дешевке», т.е. по полной магазинной цене у своего близкого друга, который продал мне списаннный с баланса предприятия этот «Буран». Мой друг, ИМХО, не «поднялся» от выгодной для его продажи техники... Вспоминая 90-тые годы, подметил одну особенность во взаимоотношениях даже самых близких и надежных ранее друзей в то далекое время: «Не грех кинуть кого угодно, чтобы заработать денешку или просто сподличать для получения повышения по работе...»
 

Мы с сыном были уверены, что все обойдется, при необходимости мы могли сделать мелкий ремонт своими силами. По пути нас догнал один местный охотник, который ехал тоже в ту же сторону, что и мы. Он охотился со своими напарниками примерно в районе превала Угрюмый,  и приезжал в поселок за продуктами (в том числе «огненной» водой), также за карабином, так как у его коллег по охоте было только гладкоствольное оружие. С этим охотником мы были  знакомы, это был местный матерый браконьер, который уже успел поработать к тому времени даже в охотрыбоинспекции, «погоняло» у него было Бородай. Его пригласил на охоту местный охотовед. Среди этой категории мои друзья, очень достойные охотники и достопорядночные граждане. С некоторыми из них я дружу до сих пор. Мои друзья «получают» мизерную заработную плату за свой очень тяжелый и рискованный труд.

Из рассказа местного охотника мы поняли, что олень в угодьях есть, но парнокопытных трудно взять без нарезного оружия, так как стоят сильные морозы. А при такой погоде очень осторожного оленя практически невозможно добыть из гладкоствольного оружия даже таким опытным охотникам, как местные аборигены. Его напарники пока сидят на одной тушенке, потому ему пришлось поехать в поселок за карабином. Мы немного приняли «на грудь» с аборигеном за знакомство и удачу, кроме этого Бородай посоветовал нам, где можно по пути будет поохотится и, по дороге есть изба, возле которой заготовлено много дров. А этом участке никто сейчас не охотится, охотник, построивший избушку, «крякнул» уже давно, замены ему нет, поэтому без проблем в этой промежуточной избе можно остановиться на любое время. У нас с сыном был на «вооружении» карабин 7,62 мм и еще ружье 12 кл, поэтому мы надеялись на охотничий фарт. Еще для нас было хорошим известим, что в районе предполагаемой охоты есть опытные охотники, которые могут помочь при случае, если что случится с «Бураном». «Бумаги» у нас были в совершенном порядке, мы могли добыть не менее двух «олегов».

 


Увеличить, кликни на фото

Мы вскоре расстались с Бородаем и поехали дальше одни. Действительно, километров через 15 мы увидели немного в стороне от дороги небольшую охотничью избу. Избушка была построена очевидно давно, но была практически в идеальном состоянии, внутри мы увидели вполне надежную железную печку и широкие нары. Рядом было напилено довольно много дров, это нас очень обрадовало, так как обычно заготовка их отнимает много драгоценного времени от охоты. Мы не торопясь разгрузились, накололи дров и затопили печурку. Потянуло таким приятныи дымком, быстро накатил вечер, снаружи стало холодать. Изба быстро прогрелась, мы с сыном приготовили немудреный ужин и стали обсуждать, куда пойдем завтра на охоту. Настроение было прекрасное, у нас впереди было много времени и мы надеялись на удачу. В печке потрескивали дрова, мы, наконец, были на настоящей охоте, которую ждали с сыном целый год...

 


Увеличить, кликни на фото

Кто бывал не один раз в тайге в начале зимы, знает что это самое классное время для настоящих охотников. Пока еще мало снега в тайге, олени мигрируют к местам своей зимовки, т.е. на западное побережье Сахалина, где много корма, и они собираются в большие стада. Поэтому в этих местах охота на копытных часто бывает успешной. Кроме этого, всегда нахождение в тайге действует очень благоприятно на организм, приходится много ходить на лыжах и все шлаки накопившиеся за лето вылетают наружу - на мой взгляд: это самый лучший «дипрессант» в мире. Нервная система тоже стабилизируется всегда в лесу на охоте, наш головной мозг полностью разгружается от повседневных больших и малых забот, так как работают в голове всего две его извилины - попал или промазал.

 

После ужина мы не сразу легли спать с сыном, я пару раз выходил на улицу, небо было все в звездах, которые, казалось, просто повисли прямо на ближайших ёлках. Назавтра наверняка должна быть хорошая погода. Дым из трубы поднимался строго вертикально вверх, хоть по транспортиру проверяй. Изредка в лесу пощелкивали елки от мороза. Обычно, я первый день в тайге сплю очень чутко, это происходит отнюдь не из-за какого-то страха, просто так устроен наш организм. Часто просыпаюсь просто от любого шороха, в отличие от сына. Молодость... Затем все стабилизируется, и сплю как «трофейная лошадь», иногда мы так обозначали сон пожарников. А когда за несколько дней находишься до одури, тогда сон как у младенца. Мы решили с Женей, что первый день походим недалеко от избы и посмотрим, может быть, поблизости нас ждет настоящая удача. Встали рано утром, когда еще было совсем темно, напились крепкого чаю, оделись в маскировочные халаты и разошлись в разные стороны, так как сын захотел попытать счастья в одиночку. Надо сказать, что я тоже очень люблю на охоте один находиться, независимо от количества напарников, наверное, это передалось Сыну. Когда один на один с Природой, мне кажется, тогда лучше ее сможешь понять. Никто не мешает подумать не спеша и принять самое правильное решение, и удача зависит только от самого себя.


Увеличить, кликни на фото

Снега не было уже дня два, поэтому в лесу было много старых звериных следов, кое-где встречались следы соболя и белки.

 


Увеличить, кликни на фото


Увеличить, кликни на фото

В одном распадке я увидел даже следы росомахи, а если она по тайге «шарахается» в поисках пищи, значит, «олеги» тоже здесь наверняка должны быть. Этот умный и осторожный зверь обычно мигрирует совместно с северным оленем. Когда много зверя в тайге, всегда есть чем поживиться на «халяву» этому маленькому и беспощадному хищнику: то молодняк отстанет, то взрослый по каким - то причинам ослабеет.

 


Увеличить, кликни на фото

Следы оленей я тоже несколько раз встречал, попадались в основном старые, но в двух местах наткнулся на свежие «покопки», где олени «копытили». Напрасно, я «обрезал» пару приличных кругов в этих местах, в надежде наткнуться на «олегов». Однако, самих оленей не видел, было довольно морозно и безветренно, и меня, наверняка, они слышали гораздо раньше, поэтому к избе я вернулся засветло и после короткого отдыха принялся за приготовление ужина. Дрова были уже наколоты нами вчера, в избушке скоро стало тепло, и вскоре подошел Евгений. Не раздеваясь, он выпил кружку крепкого чая и рассказал, что видел хороший табун оленей сегодня, и даже стрелял по ним. Встреча со «скотобазой» была неожиданной для него, и удача на этот раз обошла молодого охотника стороной. Хотя, сыну уже приходилось бывать в тайге и участвовать в подобной охоте. Мы с аппетитом покушали супчику с тушенкой, запили его обильно чаем и легли отдыхать на нары. Мне сегодня попадались пару раз выводки беззаботных лесных курочек - рябчиков. Но мы с сыном заранее договорились, что понапрасну не будем шуметь на зверовой охоте. Даже глухаря в этих местах очень редко берут местные охотники, так как лучше положить в котелок вкусных оленьих ребрышек вперемешку с солидными «шейными» кусочками, чем «тощую» лесную птицу...

 


Увеличить, кликни на фото

Наверное, самое приятное на охоте - это отдыхать после хождения целый день по тайге. Тем более, что в охотничьих избах всегда, как правило, очень тепло и уютно, у нас тоже проблем не было с дровами, поэтому нам сидеть на нарах приходилось раздетым по пояс. Прошу не путать с совершенно другими «нарами»... Мы поделились увиденным за день, правда, мне нечем было пока похвастаться, и решили еще один день посвятить охоте в этом месте. У сына было хорошее настроение, также и у меня, конечно. Вообще в тайге на охоте у меня с моим сыном почти не было никаких проблем, Женя охотно брался за любую работу без напоминаний и, на него благотворно действует эта дикая обстановка, хотя иногда «посачковать» он был не прочь... Когда мы охотились только с ним вдвоем, как-то у нас всегда все получалось очень удачно и «ладно», и почти никогда не было никаких конфликтов, правда, могу сказать, что сын не всегда отличается аккуратностью и законченностью в своих делах, впрочем — это свойственно всем молодым. Но, упорства у Евгения не занимать, предполагаю, что это качество передалось от отца, мой сын практически никогда не хныкал и не жаловался на трудности, независимо от ситуаций. Я довольно часто брал Евгения с собой на охоту и рыбалку, и он многое узнал и приобрел определенные навыки в этих поездках. Наверняка, мой сын никогда не испугается каких угодно неожиданностей на охоте и все правильно сделает, чтобы решить любую проблему и не опустить свои руки перед трудностями. Впрочем, он и сам знает теперь наверняка, что его отец никогда не оставит в беде, при любой, самой, казалось, бы безнадежной ситуации...

 

Как напарник для меня сын самый надежный, я не думаю, что если бы со мной что-то могло случиться в тайге, он сидел бы спокойно и ждал, когда я сам выберусь...

 


Увеличить, кликни на фото

Проснулись мы опять довольно рано, я затопил печурку, в тепле попили традиционного чайку, слегка перекусили и пошли в ту же сторону, где сын вчера заметил оленей. Весь световой мы день ходили по многочисленным распадкам, видели очень много старых и свежих следов, но самих оленей так и не повстречали. Как правило, следы зверей были проходные, это меня убедило, что олени стремятся именно в тот район Сахалина, куда мы направляемся. К вечеру стали продвигаться в сторону избы, оставалось пройти всего пару км, как вдруг совершенно неожиданно мы увидели несколько оленей, которые «копытили» недалеко от дороги и нас совершенно не замечали. До табунчика было примерно около 80 метров, это нормальная дистанция для нарезного оружия. Я сдернул карабин с плеча и нисколько не сомневался в успехе, как вдруг неожиданно магазин с патронами вылетел в глубокий снег. Пока нашел магазин в снегу и вставил его обратно на место, олени, не будь дураками, рванули сразу же в лес. Я успел все же несколько раз выстрелить вдогонку, но толком не прицелился и поэтому, разумеется, ни в кого не попал. Как оказалось, пока мы искали оленей вдалеке от избы, они весь день паслись спокойно неподалеку. Мы с сыном прошли немного по следам, проверили еще раз «результативность» моих выстрелов и вскоре опять были на нашей базе. Вот, бывают такие неожиданности на любой охоте. Конечно, обсудили нашу неожиданную встречу с олешками, настроение после встречи с парнокопытными, естественно, резко поднялось. Сошлись во мнении, что место здесь довольно перспективное и интересное, но нам нужно катить дальше. Назавтра решили продвигаться еще дальше в сторону 21 блокпоста, куда уехал местный охотник.

 


Увеличить, кликни на фото

Рано утром мы были уже на ногах, быстро оживили печку, поставили чаек. Пока собирались, чай закипел, напились его от души в дорогу, так как нам предстоял неблизкий путь, заправили термос. «Буран» на удивление без проблем завелся, посмотрели еще раз кругом - может быть, что-то забыли, подперли колом дверь избушки, Женя устроился поудобнее на нартах. Тронулись. Снегоход устойчиво работал, и мы медленно двинулись вперед. Снега в прошедшие дни не было, и мы пошли по проторенному ранее «бородаевскому» следу. По дороге мы увидели, что оленьих следов становится значительно больше. Иногда олени бегут прямо по следу снегохода, надоедает, наверное, свозь чащу ломиться. Мы несколько раз останавливались по дороге перекусить. Впереди у нас была длинная дорога. Сахалинская тайга красива в любое время года, зимой, конечно, проще продвигаться по ней на снегоходе. Мы успевали «глазеть» по сторонам, путик пересекали многочисленные следы зверей: зайцев, лис и других зверюшек. По сторонам дороги было заметно много «набродов» боровой дичи - рябчиков и глухарей. Куропатка здесь тоже встречается, но довольно редко.

 

В одном распадке уже под вечер я неожиданно увидел оленя, резко сбросил газ, пока сдернул карабин из-за спины, пока изготовился для стрельбы - олень оказался шустрее меня и скрылся в лесу. Немного дальше мы на дереве увидели глухаря, это довольно крупная лесная птица и хороший трофей для охотника, но сейчас он занесен в Красную Книгу и его можно довольно редко встретить в тайге. Вскоре мы уже подъезжали к 21 блокпосту, где мы точно знали находятся охотники. Встреча была теплой, обычно в тайге радуются новым людям, тем более, что я знал охотоведа из этой компании. У нас с собой немного было чем отметить встречу, правда, мы «раскатали губы» на оленину, так как ребята находились на охоте уже вторую неделю, но пришлось опять налегать на тушенку.

 


Увеличить, кликни на фото

Парни рассказали, что олень в угодьях есть, но из-за морозов не просто его взять, хотя у них уже был карабин и мужики были очень опытными и серьезными охотниками, мы с сыном перед ними были просто городскими «чайниками». Мы спокойно уговорили между делом за столом в течение вечера одну полтарашку «огненной воды» крепостью 96 градусов (которой мы угостили аборигенов). Изба была «жилой» и очень теплой, от печки шел постоянный жар, поначалу, просто невыносимый. Подошло время определяться на покой, парни пытались меня «раскрутить» еще на «огненную воду». ИМХО, никогда у меня не было жадности на эту «канитель» (благодарю всегда за это д.Колю, своего родственника по отцовской линии) приходилось видеть не однажды, к каким последствиям Это приводит. Я «устоял» от соблазна, мужики все поняли и улеглись, кто где упал...

 

В этой избе мы не один раз останавливались, здесь ранее проживала семья моего тезки Николая Абаринового. Так сложились звезды, что его семья уехала отсюда поближе к цивилизации, как оказалось, это было их семейной роковой ошибкой. Счастья мои хорошие знакомые на новом месте не обрели... Мы с сыном помогали Николаю с переездом. Именно здесь мой сын прожил несколько недель однажды зимой. Женька охотился с хозяином, помогал по хозяйству, как говорят, пришелся ко двору. На Сахалине в любое время года довольно изменчивая погода, после сильных морозов может неожиданно наступить оттепель и пойти густой снег. Как правило, изменение погоды сопровождается сильным ветром, в результате, после таких буранов заметает все дороги и лесные тропы. Иногда буран продолжается несколько дней. Если таежник опытный, он может переждать непогоду в тайге спокойно и на открытом воздухе в течении нескольких дней...

 

Изменение погоды мы почувствовали буквально вечером - вначале мороз «спал» градусов до -10С, затем появился свежий ветерок и стал дурачиться и «скакать» по вершинам елок. Уже ночью погода утихла, ветер стих и пошел сильный снег - для зверовой охоты это очень даже здорово, этот момент я уже знал по своему личному опыту. Ведь по свежему снегу гораздо проще подойти без лишнего шума к очень осторожному и чуткому зверю. В литературе я встречал также мнение бывалых охотников, что олень слышит на расстоянии до одного км даже шорох «подбитых» мехом лыж, но, только во время сильного мороза. Также местные аборигены не охотятся на оленя в сильные морозы, зная на 110%, что - это бесполезное занятие в большинстве случаев. Только очень острая необходимость может заставить охотника в мороз пойти за «мясом»... Или бывают редко такие случаи, когда кем-то испуганный табун неожиданно может «нарваться» на опытного охотника, который не «оплашает» в предоставленной счастливым случаем возможности...

 

Тем не менее во всемя снегопада или сильного ветра можно было подойти к оленям почти в упор. В прошлом году мы с моим напарником уезжали еще дальше за перевал на такую же охоту, там можно было проще взять оленя, поэтому я спросил совета у опытных охотников на этот счет. Эту идею наши новые знакомые очень охотно одобрили, так как с нашим приездом, конечно, было бы больше шума на охоте. Действительно, для нас с сыном эта охота была развлечением, а для местных аборигенов очень важной работой. Тем более, в понятии местных очень опытных аборигенов, мы были просто городскими «чайниками», мало что смыслящими в такой серьезной зверовой охоте.

Когда я ночью вышел до «ветру», снаружи шел густой снег, как ни странно, это меня очень обрадовало. Буран разыгрался не на шутку, густой снег валил большими хлопьями, причем, отдельные снежинки, которые удавалось поймать на свою лодонь, были по размеру похожи на копеечную монету. Почему-то появилось чувство уверенности, я бы сказал еще - чувство «попадания», интуиция подсказывала, что нас с сыном ждет сегодня обязательно Успех. Рано утром мы все были уже на ногах, как раз сегодня у Евгения был день рождения, такое не часто бывает на охоте, мы поздравили сына и попили чайку, заправились бензином и тронулись в сторону перевала, нам предстояло проехать до места охоты еще около 60 км.

 


Увеличить, кликни на фото

«Буран» что-то забарахлил у нас почти после нескольких километров пути, тем более, что ночью шел снег и нам пришлось идти по свежему «пуховику» и пробивать дорогу. Как я и предполагал, причина была, которую мы устранили позже, как ни странно, в зажигании. Снегу навалило за ночь столько, что «пухляк» достигал даже фары снегохода. У меня, смею надеяться, был довольно приличный опыт поездок для этой очень надежной отечественной технике в различных условиях: на дальние расстояния, по свежему снегу, в весенний период тоже... Я чувствую «нутром» (как и каждый таежник) когда «кончится» ремень вариатора, когда еще немного и перегреется движок, когда забиты снегом «гусянки» и нужно немедленно их очистить, когда заклинил подшипник в каком-то катке, и его нужно срочно заменить, когда нужно вовремя подтянуть цепь, иначе она порвется и т.д. Сегодня я был уверен, что дальше мы далеко не пройдем в один «Буран»... Замечательная техника сегодня имеется для любителей снежного экстрима, я тоже это испытал чуть позже: супер-надежная (где есть сервис), заводка в любой мороз, практически нет отказов, меньше «жрет» горючьки и т.д... Я это приветсвую совершенно категорически... Спросите любого настоящего таежника сегодня: - "Перед тобой два снежника = «Буран» и «Ямаха»... Какой берешь для промысла в тайгу (без всякой допоплаты)... ИМХО, это «загадка» с одним ответом. Отгадайте с трех раз правильный ответ...

 

Мы кое-как одолели примерно 6-7 км, смысла дальше ехать не было в этих условиях на такое расстояние, тем более что точно знали, что людей дальше нет в радиусе 100 километров, и поэтому на чью-то помощь рассчитывать мы тоже не можем. Поэтому, посоветовшись, решили не дергаться и повернуть обратно, поохотиться мы и тут сможем без особых хлопот и проблем. Развернули кое-как в глубоком снегу наш снегоход и нарты в обратную сторону. Маскировочный костюм я надел заранее при отъезде, поэтому первым медленно пошел вперед, внимательно смотря по сторонам. Снег сравнял все следы, пару раз передо мною дорогу перелетали рябчики. Эту дорогу построили очень давно, раньше здесь проходила единственная воздушная линия связи с материком. Затем связисты проложили солидный заглубленный широкополосный кабель связи. Вдоль всей трассы которого были построены добротные избушки для персонала обслуживаюшего эту линию. Часто охотники использовали это жильё для проживания в тайге. Сейчас имеется оптика, которая решила все проблемы связи Сахалина с материком. Но зимой, это направление никто не обслуживал, только вот такие «беспредельщики» как мы с сыном рисковали попасть в этот богом забытый край...

 

Мне кажется, что мои лыжи не производили совсем никакого шума на рыхлом снегу, и я, конечно, надеялся на удачу. Прошел примерно метров 300 и вдруг неожиданно увидел свежие следы оленей, я определил, что они буквально прошли передо мной и шли совершенно спокойно и кормились. Табунчик был не хилый, наверняка состоящий из 2-3 десятков голов. Адреналин мгновенно заполнил все сосуды моего организма, я еще раз проверил свой карабин и продолжал очень медленно продвигаться вперед. Внимательно рассматриваю совершенно свежие следы зверей, органически чувствую, что олени где-то здесь поблизости, может быть, вот за этим очередным поворотом... Сбросил вязаные перчатки (обрубыши), кстати, очень удобная вещь для такой охоты - и руки в тепле, и оружие всегда перед выстрелом чувствуешь как совершенно обнаженную женщину (уже без перчаток)...

Повернул голову немного вправо, нет, так не бывает, неожиданно я увидел двух лежащих немного в стороне от дороги оленей, которые спокойно дремали от меня примерно метрах в 20, и меня совершенно пока не замечали. В годы, предшесвующие переезду нашей семьи в Европу, мне удавалось каждую осень выезжать на «оленью» охоту. ИМХО, для меня лично, такая охота самая интересная. Когда появилась возможность легально приобрести нарезной ствол, у меня не было никаких сомнений. Многие мои друзья-охотники понабрали вначале «Вепри», «СКСы» и другую «мутотень» отечественной оружейной промышленности, переоборудованной из армейского оружия и мало приспособленную к зверовой охоте. У большинства друзей это оружие так и находится в сейфах как дорогой металлолом. Профессиональные охотники имеет такое оружие просто по необходимости, так как иностранные более качественные модели нарезного оружия имеют гораздо более высокую цену.

 

Из 72 моделей гражданского охотничьего оружия, которое сегодня производится в Российской Федерации, 32 являются в той или иной степени вариантами конверсионного боевого оружия... И что хотите, я понимаю, почему здесь надо помогать отечественному оружейнику, который и так вполне успешно продаёт гражданскому населению оружие, изначально предназначенное для армии, этим сыт и весьма доволен... Другая особенность отечественного оружейника заключается в том, что он склонен максимально стандартизировать не только приклад, но и колодку оружия... Несмотря на всё вышесказанное, практика показала, что на свете есть много людей, готовых терпеть все эти недостатки за невысокую цену, а также - немало тех, которые приобретают привычку пользоваться таким оружием вполне эффективно. Но это очень сильно напоминает мир «Москвичей» и «Жигулей» в период полного отсутствия «иномарок».

Это мнение очень уважаемого специалиста по оружию Михаила Кречмара

 

К тому времени я знал, что из себя представляет «Тигр», «СКС», «САЙГА» и т.д. Прикинул, что мне ближе ходовая охота, значит, меньший вес применяемого оружия... Поэтому я выбрал «САЙГУ» с ее недостатками и преимуществами... На такой охоте в тайге я стреляю только с «открытого» прицела на расстоянии до 100 метров, могу снять рябца легко на этом расстоянии, на тундре выбираю другой режим стрельбы, очень редко применяю оптику... Самый «достойный» ИМХО выстрел по олегу у меня был на расстоянии примерно под «двести» метров с открытого прицела. Оленя этого я не добрал, был подранок, но, это другая история...

 

Так близко к «олегам» я еще не подходил на охоте. Обычно приходилось стрелять на гораздо дальнем расстоянии. Немного успокоившись и продышавшись, я медленно поднял карабин и прицелился в ближайшего оленя. В голове была одна мысль - только бы не промахнуться с такого близкого расстояния и успеть произвести минимум два выстрела.

Остальных «олегов» я не заметил, как оказались они были чуть дальше в лесу и тоже отдыхали, причем, тоже меня не «учухали»... После моих выстрелов «мои» олени мгновенно вскочили и рванули в разные стороны, за кустами поднялось остальное стадо. Причем, это было похоже на какой-то взрыв, снежное облако внезапно поднялось за ближайшими кустами, послышался какой-то шум, и буквально через несколько секунд стало совершенно тихо. Я не мог промахнуться по обоим «зверюшкам» с такого близкого расстояния, так хорошо знал свой карабин. Стрелял по месту: примерно в позвоночник чуть сзади за передней лопаткой. Хотя, на таком расстоянии, ИМХО, нужно было стрелять или в шею или в голову, Суетня... Выхожу к «лежкам», протаянные даже, очевидно, давно уже лежали. Дальше вижу громадные, очевидно, в «горячке» следы... Карабин на руке, осторожно продвигаюсь по следу, вначале впереди увидел одного оленя, лежит в снегу. Один хорошо, однако, я стрелял пару раз... Хороший трофей, даже если один раз я промазал, мы уже с мясом...

Возвращаюсь к тому месту, откуда я стрелял. Вот здесь отдыхал беззаботно второй «олег». Тоже громадные скачки, затем они все короче и короче... Вот он мой трофей лежит под елкой, какой КАЙФ! Хотя, это не первый мой трофей, но как приятно, что мы, наконец, с сыном добились успеха. И не важно, что стрелял именно я - просто, в этот раз именно мне повезло. В горячке звери пробежали около 70-100 метров, так что оба моих выстрела достигли цели. Почти сразу же на выстрелы подбежал сын и спросил, по кому я стрелял. Но видно было и так, что, наконец, сегодня у нас будет настоящий охотничий ужин из свежей оленины, и мы как следует отметим его день рождения. Мы провозились около часа с разделкой туш, причем Евгений здорово ударился коленом о пенек, который не увидел под снегом, когда мы вытаскивали мясо на дорогу.

 


Увеличить, кликни на фото

Когда мы занимались с мясом, неожиданно мимо нас пробежал еще один олень совсем рядом, но нам, конечно в это время уже было не до него. В этот раз с Бураном проблем не было, тем более что мы обратно шли по своему следу и вскоре подъехали к избе. Ребята только собирались на охоту и были очень удивлены, что мы так быстро вернулись. Конечно, когда от нас узнали об успешной охоте, свой выезд они отложила на завтра, было глупо уезжать от свежего мяса. Общими усилиями мы быстро сварили классный обед, нашлось у нас еще по 100 граммов «совнаркомовских», и мы еще раз во всех подробностях рассказали о своем успехе, отметили также день «варенья» у сына. После этого наш рейтинг среди местных охотников значительно поднялся, ведь они уже здесь были полторы недели и еще не взяли ни одного оленя, а мы в первый же день с сыном сразу двух «парнокопытных».

 


Увеличить, кликни на фото

После очень сытного и вкусного обеда немного отдохнули и начали собираться на охоту, ребята планировали пробить дорогу в сторону речки Ныш, где они предполагали должно быть много оленя, и есть где переночевать. Мы конечно уже не были обузой, кроме этого у нас было несколько дней, которые мы могли посвятить совместной охоте. За сборами незаметно подошел вечер, мы снова плотно покушали и пораньше легли спать. Ночью опять шел снег с ветром, это была самая хорошая погода для охоты. Рано утром все были на ногах, быстро перекусили холодной олениной и запили ее большим количеством чая.

 

Мы поехали на трех Буранах, так как взяли с собой много необходимого в тайге груза. Было довольно трудно бить свежую дорогу, но мужики были очень опытными в этих делах и к обеду мы уже были на месте. Перекусив немного стали готовить новое жилье, это был балок, который, наверное, раньше использовали геологи, внутри была даже печка. К вечеру все было уже готово, в печи весело потрескивали дрова, парни сделали хорошие нары, где мы все уместились. Кроме этого всем коллективом дружно приготовили дров дня на три-четыре. После продолжительных охотничьих рассказов наших коллег, а им было что рассказать и нам было интересно слушать, мы устроились в своих спальниках на ночь. Иногда кто-нибудь вставал по своим делам и подкидывал дрова в печку, поэтому было не холодно в нашем временном жилище. Ближе к рассвету начали шевелиться почти все, приготовили немудрящий завтрак, на этот раз обошлось без магарыча, так как он у нас кончился еще вчера, да и впереди был трудный день. Договорились, кто куда пойдет на охоту, чтобы не мешать друг другу, и разбежались в разные стороны.

К обеду все подошли на стан, но, как ни странно, но все были пустыми, никто ничего не взял, хотя ребята видели оленей. Я тоже видел много следов старых и совсем свежих, но встретиться мне сегодня с оленями не пришлось. До вечера было еще время, и мы опять разошлись в разные стороны, я предупредил Евгения, чтобы он далеко не уходил от нашего стана, в этих местах мы были первый раз и не знали хорошо окрестностей, кроме этого сын жаловался на свою ногу. Часа через 3,5 я был уже на базе, скоро подошли и остальные ребята, но сына все еще не было. Я начал беспокоится, ведь ночью наверняка будет хороший мороз, и парень просто может замерзнуть, ведь он ни разу один зимой не ночевал в тайге и я считал, что у него нет пока достаточных навыков опытного охотника.

Как оказалось позже, я был не совсем прав при оценке возможностей своего сына. Стало совсем темно, и когда надежды на возвращение Жени ни стало, я пару раз выстрелил в воздух, где-то далеко в стороне тоже прозвучали в ответ выстрелы. Я услышал звук своего хорошо знакомого ружья, с которым охотился уже несколько десятков лет. Значит, что-то, действительно, случилось с сыном, коль он забрел так далеко. Но ответные выстрелы внушали надежду, что я найду Женю. Решил немного перекусить и собираться в дорогу, хотя этих мест я совершенно не знал. Еще не закончив пить чай, услышал, что один из нашей компаниии Анатолий обратился ко мне с вопросом:

- Ну, что, ты идешь со мной?

Я вначале не «въехал», куда это он тоже собрался, ведь я никого не просил идти со мной на розыски своего сына. Сам-то по любому не оставил бы в тайге Евгения на холодную ночевку, даже если бы такое случилось в теплое время, а не зимой. Быстро закончив чаепитие, мы с Пантелеичем - охотоведом, который хорошо знал эту местность, оделись и пошли искать сына. Кто охотился, может хорошо представить, что после целого дня хождения по тайге ноги как чугунные становятся, но у нас не было другого выбора и мы шли только вперед. Хорошо, что еще через час вышла луна и стало немного светлей в лесу. Не знаю, как ориентировался Пантелеич в ночной тайге, но он точно и уверенно шел с ту сторону, откуда мы слышали выстрелы. Следы лыж вначале попадались довольно часто, очевидно в этом районе побывал кто-то из нашей компании, но мой напарник уверенно выбирал, как оказалось позже, наиболее верное направление.

Часа через два с половиной мы заметили, наконец, вдалеке мелькание костра, вскоре подошли к огню и, наконец, увидели нашего горе- охотника. Сын, конечно, сразу бросился навстречу нам и рассказал, что увязался за оленями и не заметил, как ушел далеко в сторону, ну, а по темноте не стал рисковать, поэтому и устроился на ночевку. Евгений добавил, что он преследовал подранка, так как видел результаты своего выстрела...

Мы подошли ближе к костру и увидели, что подготовился он к ночевке основательно, было приготовлено достаточно дров, а свое ложе Женя устроил за большим выворотнем с подветренной стороны и напротив развел хороший костер. Похоже, кое-чему он научился в наших совместных походах. Мы немного отдохнули у костра и медленно пошли в сторону нашей базы. Было «новолуние», небесное светило пришло вовремя нам на помощь, поэтому была хорошо видна наша лыжня. Казалось, что она никогда не кончится, мы передвигали свои натруженные ноги в надежде, что вот-вот появится наш «балок», и наши мучения закончатся. Парни уже спали, печка уже прогорела, мы вновь забили ее дровами по самое «нехочу», но мы были очень довольны, что нашли Евгения.

 


Увеличить, кликни на фото

За несколько лет до этой охоты со мной произошел подобный случай, тогда пришлось заночевать всего в нескольких км от моих напарников зимой в тайге: я сильно повредил свою ногу о промороженный пенек. Мои друзья всю ночь «ождали» меня в теплом кунге с печкой и даже не подумали идти на поиски, хотя я находился в нескольких км от машины, утром я самостоятельно вышел к ним. Причем, мои напарники прекрасно знали, что на мне одета только легкая осенняя куртка на «рыбьем» меху, а на ногах резиновые сапоги, той ночью мороз был около 20 градусов. Много раз вспоминаю этот случай, под «стакан» как-то спросил одного из них: почему они даже не предприняли никакой попытки меня отыскать в ту злополучную ночь, но кроме невразумительной болтовни ничего не услышал в ответ. Не могу до сих пор понять, как можно спокойно сидеть и не предпринять абсолютно никаких действий по поискам в такой ситуации. Добавлю, что так называемые, после этого случая мои «друзья» также знали, что я некурящий и, возможно, не смогу даже развести костра при необходимости. Практически, парни обрекли меня в тот раз на холодную смерть. Кто бывал в тайге не один раз, тот прекрасно знает, что далеко от «жилухи» может произойти в любой момент что угодно: от встречи с медведем-шатуном, до какой-нибудь серьезной травмы, тем более, что я был с карабином и не подавал никаких сигналов своим «друзьям». Очень важно в таких случаях, с кем ты находишься в экстремальных условиях и хорошо, если сможешь рассчитывать на поддержку своих напарников, а лучше, надеяться только на себя.

«Гранаты не той системы...»

Утром мы вновь с парнями разбежались в разные стороны, сын остался на базе ответственным, так как после вчерашнего случая у него вновь разболелась нога, а нам предстояла обратная очень непростая и неблизкая дорога. Анатолий - охотовед, который прекрасно знал здешние места и неоднократно здесь охотился, посоветовал мне сходить в очень интересную и перспективную по оленю долину, которая так и называлась по карте «Оленьим урочищем», где наверняка, должны быть олени. После вчерашнего шума эти очень осторожные звери наверняка отошли подальше от нашего лагеря, поэтому возле «табора» на успех не приходилось рассчитывать. Сам Анатолий со своим другом решил направиться в другое «клевое» место, где, он наверняка рассчитывал на успех.

 


Увеличить, кликни на фото

Я очень люблю на любой охоте, особенно, на оленьей находиться один, т.к в этом случае не приходится согласовывать свои действия с напарниками и, сам решаешь, как поступать в зависимости от ситуации. Кроме этого, одиночный охотник всегда производит гораздо меньше шума, чем компания, поэтому надежда на удачу всегда выше. Правда, в таком случае и лыжню зимой приходится всегда топтать одному, а это значительно труднее, чем вдвоем. Но этот момент меня обычно никогда не пугал, все-таки серьезные занятия лыжным спортом в юности помогли приобрести необходимую закалку и терпение. Через некоторое время я дошел до оленьего урочища, действительно, это была очень большая долина примерно в диаметре 6-7 км, но в бинокль я не увидел ничего примечательного и решил просто пересечь ее напрямик. Дойдя до противоположной стороны, у самой кромки леса я увидел долгожданную оленью тропу, пощупал следы и определил, что стадо голов в 30 прошло ночью несколько часов назад. Я знал, что олени могут встретиться совсем неожиданно или могут пройти большое расстояние, тогда день у меня пропал. Другого варианта у меня не было, и я медленно пошел вдоль этого следа.

 


Увеличить, кликни на фото

Табун пробил тропу по самой кромке редкого в этом месте леса, очевидно, чтобы лучше контролировать ситуацию. По следам я определил, что олени по ходу кормились, иногда разбредались по сторонам и «копытили», т.е. старались разгрести снег для того, чтобы полакомиться ягелем. Кормилась «скотобаза», очевидно, еще ночью, так как следы были пока не свежие. Прошло примерно часа два, пока я распутывал следы оленей, в одном месте я остановился и перекусил, немного успел отдохнуть. Затем двинулся дальше и через полчаса наткнулся на совершенно свежие следы, очевидно, олешки меня услышали чуть раньше и рванули от греха подальше, по следам я определил, что зверей было штук 8-9. «Попер» адреналин, всем настоящим охотникам знакомо это замечательное чувство, ради этих ощущений мы стремимся забраться в самые укромные уголки, не считаясь с затратами. И не важно, достигнем мы реального результата или нет, нам важна именно эта «канитель». За время охоты на таких осторожных зверей, как северный олень, я очень многому научился: сам и с помощью моих более опытных местных друзей - аборигенов. По большему счету -- я чисто городской житель, но мне всегда очень интересно находиться в тайге. И далеко не всегда для меня практический результат на охоте является определяющим. С большим удовлетворением я сейчас нажимаю не на курок безжалостного оружия, а на затвор современного аппарата, не осуждая ни в коем случае азартных охотников, для которых так важен именно трофей.

Я стал более внимательно всматриваться в следы перед собой и увидел, что основное стадо ушло влево, это было мне удобно, так как олени пошли как раз в сторону нашего табора, а уже приближался вечер. Примерно минут через 20 я, наконец, увидел четырех оленей, которые спокойно кормились у самого края леса. Я стал осторожно приближаться к ним, метров за 150 остановился - дальше была поляна совсем без кустов и какого-то другого естественного прикрытия. Прикинул, какого «олега» взять на мушку. Олени не проявляли пока абсолютно, как мне показалось, никакого беспокойства. Хотя я стоял совершенно неподвижно, но увидел, что мои олени понемногу стали скрываться в лесу, и прицельного выстрела поэтому не получается. Очевидно, изменился ветер и олени меня учуяли, как это уже не раз со мной случалось на охоте. Пока я раздумывал, что же делать дальше, все стадо сорвалось с места кормежки и начало стремительно удаляться. Совершенно бесполезно я произвел несколько выстрелов в маленькие двигающиеся точки, совершенно не надеясь на успех, шансов у меня не было никаких. Просто дал выход своим эмоциям... Вовремя остановился...

Когда вышел на следы табуна, определил, что оленей было штук 25, но я никого не зацепил своими выстрелами. Смысла тропить зверей дальше не было, уже приближался вечер, а мне предстояла еще обратная дорога км 15-20, как известно, в декабре ведь день самый короткий в году. Вскоре стало довольно сумрачно, я медленно тащил свои лыжи и себя, конечно, в направлении нашего табора. Как сегодня я устал, кто бы мне посочувствовал. Но, это была приятная усталость: я находился на охоте, видел оленей, даже стрелял по ним. И не очень важно, что Удача от меня сегодня отвернулась. Я долго еще буду помнить сегодняшний день, и эту тайгу, и это оленье урочище, когда я еще попаду сюда ...

Вот, наконец, я вышел на свою лыжню, интересно, сколько я сегодня «намотал» километров по тайге? 30-40 километров или больше, всего один раз перекусил корочкой поджаренного на подсолнечном масле хлеба с небольшим кусочком холодного мяса, запив свой завтрак-обед горячим чаем. Кто их считал, эти нелегкие таежные километры у охотников? Что за сила заставляет нас упорно преодолевать немыслимые трудности для нормального обывателя? Я не знаю... Недалеко от нашего лагеря км за 2 на просеке, которая пересекала мою лыжню, я неожиданно увидел двух оленей. Звери стояли и смотрели в мою сторону, до них было метров 200-250, это, ИМХО, предельное расстояние при идеальных условиях с моей «Сайги».  Выбора у меня просто не было, иногда у меня на охоте получались просто великолепные выстрелы, разумеется, это никак не связано с моим «мастерством», почему бы не попробовать и сейчас... Поэтому я выстрелил пару раз навскидку по этой паре. Видно, сегодня был не мой день, такое бывает тоже на охоте довольно часто. Через несколько минут я уже подходил к нашему стану, все охотники уже были на месте. В этот день никто из нас опять не добыл оленя, как ни странно, а аборигены были значительно опытнее меня, поэтому никакого сожаления у меня не было по этому поводу. Какая-то просто «невезуха» преследовала местных охотников. Уж я то точно знал, с этими ребятами трудно соревноваться по охоте, так как большую часть своей жизни они проводят в тайге, просто, пока им не везет. Мясо мы с собой привезли, так что бросить в котел у нас было что. После ужина мы решили, что утром с сыном двигаемся в сторону 21 блокпоста, нам нужно было уже выбираться из тайги, незаметно прошло больше недели на охоте.

 


Увеличить, кликни на фото

Утром мы попрощались с ребятами, пожелали им успехов в охоте и тронулись в сторону жилья. Я оставил свой карабин по просьбе Анатолия Пантелеича (охотоведа), причем без каких-либо сомнений и раздумий. Разумеется, я никогда бы не отдал свое оружие постороннему человеку в тайге, но здесь, как понятно, был особый случай... Уже позже я понял, что совершил серьезную ошибку. Вот этого нельзя никогда и ни при каких случаях делать со своим оружием. Анатолий сказал, что им нужно добыть не менее 10-15 туш для к Новому году, кроме этого и себя не обидеть. С одним карабином навряд-ли они справятся с этим заданием. После завершения охоты мне вернут мое оружее при самом удобном случае. Я был очень доверчивым и наивным в тот момент, для меня было определяющим и самым главным то, что мне помогли бескорыстно в очень сложном случае. Забегая вперед, скажу, что свой карабин я получил обратно только на следующую осень, когда приехал в п. Ноглики.  Из-за того, что я не смог вовремя получить свой надежный карабин, отчасти у нас с моим напарником не получилась успешной охота на медведя следующей осенью... Возможно, я подвергался смертельной опасности даже на этой медвежьей охоте...

Подранок

Пантелеич оказался «гнилым» мужиком, пусть он простит меня за эти слова, как выяснилось в последствии, охотовед захотел «заныкать» карабин у заезжего городского наивного «чайника». Кроме этого, охотовед просил меня оставить снегоход в поселке для последующей охоты, где мы оставили свой джип. У меня хватило ума не делать этого...

 


Увеличить, кликни на фото


Увеличить, кликни на фото

Снегу в эти дни нападало не много, «Буран» пока не давал сбоев, и мы не очень быстро продвигались в сторону поселка Ныш, где оставили свою машину. Мы надеялись добраться до 20 блокпоста, там должен был ждать нас Василий и привезти бензину на обратную дорогу. По пути у нас все же были проблемы с нашей техникой, так как дорога была очень тяжелой, а у нас было много груза, кроме этого у сына вновь разболелась нога. Несмотря на это, Женя в трудных местах соскакивал с нарт и помогал, сколько было сил. Наверное, только на одном желании мы преодолевали последние километры. Иногда хотелось просто бросить снегоход в тайге, когда он «барахлил», но каждый раз нам удавалось его оживить и продвигаться дальше.


Увеличить, кликни на фото


Увеличить, кликни на фото

Давно уже солнце закатилось за горизонт, только наша подружка Луна помогала нам сегодня. Крепчал мороз, казалось, что у нас с сыном нет никаких шансов добраться до цели, так мы были измочалены трудной дорогой. Глубокой ночью мы добрались, наконец, до избы, и как было приятно увидеть в окне слабо мерцающий огонек свечи - это ждал нас Василий. Мы устали с сыном как черти, но в теплой избе уже не страшно было ночевать и, конечно, на столе было что перекусить. За весь день мы только в сухомятку немного перехватывали по пути. Василий накормил нас супчиком из оленины, мы с сыном с большим удовольствием погрызли вкусные ребрышки, даже «накапал» по нескольку граммов для здоровья, выдержал паузу и рассказал, что он уже все свои дела сделал, и утром можно будет без помех ехать домой. Рано утром мы заправили свою технику бензином, который привез наш спаситель, и дружно рванули вперед. По дороге также у нас были проблемы с «Бураном», и если бы не Василий, наверное, пришлось бы оставить наш снегоход и добираться на лыжах до поселка. В конце пути несколько километров уже ночью, наш снегоход с гружеными нартами Василий просто тащил на буксире...

 


Увеличить, кликни на фото

Я еще раз убедился, что очень важно тщательно готовиться к охоте и иметь поддержку со стороны местных охотников. Вот, такая у нас получилась очень интересная и богатая на события последняя охота на оленей с сыном. Уже позже я узнал, что парни все же знатно поохотитились и взяли необходимое количество трофеев. Оставленный мною карабин им очень помог в охоте...

 

Охотник на медведей

Автор/Редактор: Aborigen

 

Проблема под названием «человек - медведь» с каждым годом все обостряется. Мне выпала удача познакомиться с человеком, который знает о ней если не все, то очень многое.

 

Владимир Григорьевич Мандрица - ветеран труда, ветеран спорта, а кроме того известный на Сахалине медвежатник. В этом году ему исполнилось 68 лет.

 


Увеличить, кликни на фото

Хочу привести некоторые отрывки из его интереснейших воспоминаний.

* * *

- Я вырос среди нивхов. Рядом с Адо-Тымово, в 4 километрах на правом берегу реки Тымь, было их стойбище. В стойбище жили три брата - Калин, Пургин, Пларгин. Самым богатым из них считался Калин - у него были собачья упряжка, невод и жена. Нивхи ловили рыбу и охотились. Медведя, убитого охотником, они встречали песнопением. Женщины били колотушками по бревнам - что-то вроде музыки. Они считали, что медведь был их предком и родственником и представителем мира таежных (горных) духов.

 

На левой стороне находился старый Чир-Унвд. Там нивхи выращивали медведя - медвежонка ловили и держали в деревянной клети, утыканной поверху гвоздями, чтобы не грыз. Кормили рыбой и ягодой, выводили на прогулку. Когда ему исполнялось три-четыре года - праздник медведя устраивали. Мне было 10-12 лет, когда я увидел, как медведя выводили… какой это сильный и красивый зверь.

 

В 1950 году праздник прошел в Потово (прежнее название Чир-Унвд), но тогда родители меня не пустили - маленький. В 1953 году в Чир-Унвде состоялся последний праздник медведя и больше его не устраивали… В старом Чир-Унвде жил самый богатый нивх Паркизин - имел две упряжки по 12 собак. Дочь училась в Ленинграде на отделении народов Севера вместе с их родовым вождем Санги. Только богатым нивхам разрешалось держать медведя. Вот у Паркизина и жил медведь. Он разрешал мне иногда смотреть на него. Покосы были рядом, где мы помогали взрослым. Приезжали к Паркизину верхом на лошадях. Конфеты медведю давали. Шкодничали - труху заворачивали в обертку… Медведь понимает - рычит, сердится. Паркизин бежит, прогоняет нас: «Уходите, уходите, не дразните…»

 

Когда наступил праздник медведя, пять человек взялись за локотки, за ними встали следующие пять, и так до десяти рядов - дорогу тропили в снегу к месту праздника - от дома Паркизина через Тымь на другой берег. По краям дороги шесты воткнули - на метр в снег, два метра сверху. На концах шестов заструги сделали, т.е. нарезали стружкой. Затем брали клюкву и прижимали к ним, потом ещё, так несколько раз пока стружки соком не окрашивалась. Когда шесты ставили, стружки распускались - красиво. Женщинам палки черемушные привезли на нартах. Они ими по бревну били. Шум стоял. Гору палок разбивали за день.

 

Соревновались между собой за право, кто будет стрелять в медведя. Как это они делали, я точно не помню. То ли в цель стреляли, то ли на дальность. Медведя к дереву цепью привязали. Он яму лапами откопал в снегу и лег. Лучшим стал гиляк Дмитрий Нырк. Судейская бригада образовалась - повязки на рукавах и бантики на груди - из красной материи. Председатель Чирвундского сельсовета им кусок красной материи подарил. Происходило прощание с медведем. Они для него специальные блюда готовили - мос из вычищенных шкурок юколы, отваренных в кипятке. Палочкой кормили животное. Каждый давал по кусочку от ребенка до старших членов семьи - сначала жена Паркизина, затем он сам. Потом Паркизин давал сигнал к началу действия.

 

Дмитрий Нырк подошел к дереву, снял лук, и с расстояния двух метров выстрелил зверю под лопатку. Стрела длинная, не меньше метра - на три четверти вошла. Медведь стоит, только засопел сильно, будто воздуха не хватает. Тогда гиляк вторую стрелу вогнал туда же. После этого медведь упал…

* * *

Научил меня стрелять родственник из Адо-Тымово - дядя Тимофей Алексеев. Именно он подарил мне ружье, когда мне исполнилось 14 лет. Я заболел этим ружьем.

Неподалеку связисты на точке стояли. Дружил с ними. Как-то увидел у них плакат: «Оружию уход нужен, кто небрежен - тот безоружен». Стал просить:

- Подарите мне плакат.

- Дров напилишь, дадим, - отвечают связисты.

Пилили с братом ручной пилой дрова целый день, чтобы я мог плакат получить. Принес его домой, стал прибивать над кроватью. Известь посыпалась. Мать с работы пришла, отчитывать стала:

- Что же ты со стенкой наделал? - но плакат не сняла.

В Адо-Тымово Сатаров Борис жил - штатный охотник. Только охотой занимался, строгий такой - татарин. Сын его Виктор мне принес семь патронов для ружья и один для карабина. Я прятал их в сарае. Когда ружье подарили, вытащил их и на охоту пошел...

- У тебя что, сабантуй был? - говорит мне Сатаров при встрече.

- А почему ты спрашиваешь?

- Лицо счастливое… - сказал он, а затем добавил: - Я знаю, тебе Тимка ружье подарил. Если «птичка» будешь стрелять, отберу - не посмотрю, что батька председатель колхоза.

Пороха у меня не было. Иду в магазин.

- Дайте мне спичек две упаковки, - прошу я. В каждой упаковке по 20 спичечных коробков.

- Зачем тебе так много? - спрашивает продавщица.

- Патроны заряжать…

Дала она мне спички. Поняла, что если не даст, так я сам достану…

Давай мы с братом спички колупать. На один заряд 10 коробков спичек требовалось. Конечно это не порох, заряд с задержкой шел… Первой я белую сову убил. Повесил на пояс и несу в поселок. Знакомый отца меня увидел с трофеем:

- Если узнают, накажут. Их нельзя стрелять. Спрячь быстрее.

 

Я тогда понял, что не на всех птиц можно охотиться, есть те, на которых охотиться нельзя - это редкие, исчезающие птицы. А то, что я буду охотиться на медведей - сильных, опасных и непредсказуемых животных - я тогда просто не думал. К тому времени я окончил 7 классов и поступил в ремесленное училище в Охе. Там же стал работать помощником мастера-бурильщика. Оттуда 2 июля 1962 года меня призвали в армию.

* * *

И перед армией, и в армии, и после Владимир Григорьевич активно занимался спортом, что и определило его дальнейшую жизнь как спорторганизатора и тренера.


Увеличить, кликни на фото

* * *

- В Аниве я познакомился с районным охотоведом Владимиром Комаровым, егерями заказника «Крильон» Домашенко Павлом и Радыгиным Вячеславом, с межрайонным охотоведом Картавых Федором Леонтьевичем.

 

Павел Домашенко был настоящим охотником-медвежатником, он очень хорошо знал повадки медведей, как они живут, когда и где питаются, что едят и как нападают на домашнюю скотину. К этому времени я три года изучал все, что писали о медведях в газетах, читал специальный журнал «Охота и охотничье хозяйство», разные книги. Теорию о медведях я уже знал хорошо, у меня появилось сильное желание научиться охотиться на медведей по-настоящему. Домашенко показал, как надо выбирать место для засидки, как его строить, как подходить к приваде или убитой медведем корове, или как надо вести себя в засаде, как одеваться, - в общем, всем премудростям, которые необходимо выполнять при охоте на медведя.

 

Благодаря Домашенко и охотоведу Комарову меня через год включили в бригаду по отстрелу медведей-вредителей («скотинников»). Тогда такие медведи считались расхитителями социалистической собственности, и разговор с ними был короткий. В заказнике «Крильон» в то время находилось около 1200 молодых телок совхоза «Пограничный». Медведи сильно шкодничали, хотя в речках было полно рыбы. Убивали до 50 телок в год. В неделю по 4-7 голов. Поэтому мы часто выезжали в заказник для отстрела. Кстати, выезд в заказник был строго ограничен. Пропуск выдавал обком КПСС и управление охотничьего хозяйства Сахалинской области.

Медведи чаще всего нападали на скот в дождливую погоду. Иногда залезали прямо в загон и там драли коров.

 

Есть три категории медведей: трусливый, наглый и умный.

 

Трусливый - это тот, который удирает при любой встрече, обильно поливая свой путь испражнениями. Но таких медведей не так много. И не они объект охоты. Наглый - это тот, которого может остановить только пуля. Вот пример наглого: ломает ночью заграждения загона (его не останавливает даже то, что по четырем углам загона стоят бочки с горящей соляркой) и убивают дюжину коров.


Увеличить, кликни на фото

А вот пример третьей категории - «профессор».

Так мы окрестили медведя в Анивском районе. Пристрастившийся к мясу зверь задрал к тому времени, как обратились к охотникам, уже семь коров. Засидки и лабазы рядом с местом, где «профессор» закопал говядину, не помогли. Медведь был до того умен, что нам иногда было непонятно, кто кого выслеживает. Во всяком случае, стоило мне вместе со своим напарником отлучиться с лабаза всего на один час, чтобы поесть горячего, медведь вернулся на свой схрон. Раскопал мясо, пожрал и снова на свой наблюдательный пункт, куда-то наверх сопки, откуда наверняка видел или слышал нас или чуял по запаху. Выманить его помогла хитрость. Надев на двоих одну плащ-палатку, пришли на место засидки. Я залез на ель, а напарник, опять укутавшись в плащ-палатку и разговаривая сам с собой, покинул место охоты. «Профессор» нарисовался - решил, что люди ушли… Меня устроить этот маскарад с плащ-палаткой надоумил Домошенко - для меня он непререкаемый охотничий авторитет.


Увеличить, кликни на фото

Вообще, в книге Пожитновых, кажется, я обнаружил интересные данные о медведях. Пожитновы - биологи, живут в Центральной России, в лесу, занимаются выращиванием и наблюдениями за медвежатами. Они утверждают, что, начиная с семи месяцев, медвежата начинают соображать, различать лесные звуки и запахи. Взрослый медведь, по их данным, различает от 700 до 1000 звуков и запахов, боится лязга железа и скрипа резиновых сапог. Он знает, что понесет наказание, если покусился на корову и тем более на человека. Придет к приваде специально, треснет сучком и бросается наутек - проверяет тем самым, нет ли поблизости человека. Затем приходит вновь и лежит часами - прислушивается, нет ли рядом охотника. Так же к корове подходит. Если заподозрит опасность, он от голода помирать будет, но не подойдет…

 

Но и я медведя научился чувствовать, не хуже его самого. Ведь он псиной воняет и тоже потеет. Оттого запах… Те же загрызы - следы на дереве от зубов медведя, задиры - содранные с дерева кора, ветки… Медведь ломает их, встав на задние лапы. Таким образом, он помечает свои владения. Его соперник, претендующий на эту территорию, должен оставить свои метки выше предыдущих…

 

А вообще, охотнику одной смелости мало. Необходимы терпение, настойчивость, аналитические способности, За одним медведем охотился пять лет. Он все время от меня уходил. Меня он, наверное, изучил не меньше, чем я его. Взял его ночью с лабаза, используя прицел ночного видения. Ему, наверное, лет 20 было - опыта не занимать. Шкура в плешинах величиной 20-40 сантиметров.

* * *

Опасность нападения медведя на охотника всегда существует.

 

Раненый зверь, если его не отстрелять, может напасть на любого человека, который ему встретится на пути, будь то грибники, пастухи или туристы. Весной охотился в Заячьем распадке. Увидел медведя за 200 метров. Прополз половину, дальше мокрый снег и вода, стрелял лежа. Медведь упал после первого выстрела. Я подошел к нему и достал фотоаппарат, чтобы сделать снимок. Стоял в пяти-шести метрах от медведя. Вдруг медведь приподнялся, хотя и с трудом, весь сжался как пружина и прыгнул на меня. Реакция выручила. Бросил фотоаппарат и выстрелил ещё раз. Молодой самец, три- четыре года, и очень живучий оказался.


Увеличить, кликни на фото

Вот еще один подобный случай. Осенью на реке Голая я шел с верховий вниз к лабазу. Речка в одном месте резко поворачивает влево, над водой повисли два больших дерева. Только тут почти рядом я увидел медведя, который стоял в воде и ел рыбу. До него было 8-9 метров. Я прицелился в левую лопатку и выстрелил. Медведь заревел и бросился бежать на трех лапах, падая, вставая и снова падая в речку. Так он перебежал на другую сторону, начал валяться и реветь от боли, будто хотел вытереть, вырвать пулю из себя. Я перезарядил карабин и стал ждать, что будет дальше. Тут медведь увидел меня, бросился навстречу, я ждал такого момента и готов был к выстрелу, что я и сделал.

 

Но есть еще одна медвежья опасность - трихинеллез.

 

Мясо употребляется в пищу после обязательной проверки на наличие трихинеллеза в специальной лаборатории. Охотники подписку по поводу этого раньше давали и сейчас дают.


Увеличить, кликни на фото

В 1979 году на трихинеллез не проверили - торопились сделать окорок к празднованию очередной годовщины Великой Октябрьской революции. Куски по 5-10 килограммов нарезали, закоптили. Сверху личинки погибли, а внутри остались. 142 человека заболели в результате угощения - от охотоведа до председателя райкома, чуть не умерли. Хорошо, что все обошлось, могло быть и хуже.

* * *

В 1998 году меня змея укусила, чуть не умер.

 

Я с напарником Николаем (Аборигеном) ходил на Пиленгу.  Укус гадюки

 

Болотники снял, сижу в футболке, наслаждаюсь природой. Принялись обедать. Вижу, змея ползет. Николай за ружье схватился. Расстрелять её собрался. «Не трогай, пусть ползет», - говорю я ему. Под валежник заползла, не видать. Когда собираться стали в обратную дорогу я наклонился, чтобы сапоги одеть. И вдруг почувствовал укус прямо в локоть правой руки. Руку перевязали повыше укушенного места. Пошли в сторону рыбаков. Нужно было пройти 10 километров до рыбацкого стана. Чувствую как мое состояние ухудшается, ноги заплетаться стали, зрение теряю.

Николай взял мой рюкзак.

- Давай я пойду за помощью… Ты иди до речки, но не переходи её, не дай бог упадешь… Жди меня.

 

Дошел я до речки, а там узкое бревно. Примеривался долго, прошел. На другом берегу остановился. Воды попил. Меня тошнит. Совсем плохо стало. Вижу по тропе ко мне бегут четыре человека с носилками. Змея укусила меня в 15:00. В 22:30 добрались до «Петросаха» - там медчасть была. Пришла врач. В медпункте меня начало рвать, сознание потерял. Капельницу поставили.

- До утра не доживет, - слышу я. Еще успел подумать, о ком это они говорят, кому это плохо…

- Надо в Смирных везти.

 

В Смирных мы приехали в 6 часов утра. В машине капельницу не снимали. Рука распухла, стала как нога. Пятна темные по всем телу. Сразу на операционный стол положили. Вскрыли предплечье в нескольких местах, чистить затеяли... И в реанимационное отделение.

- Завтра на вертолете в Южный отправим… всех необходимых лекарств для лечения у нас нет…

Месяц ничего рукой этой делать не мог. Ведь если бы сразу меня госпитализировали, все бы легче обошлось. Мне же пришлось идти. Яд с кровью по организму разбежался, потому так плохо стало. Я еще не мог предполагать, что через год мне другую руку ракетой оборвет.  Укус гадюки

 

В 1999 году у Владимира Григорьевича - главного судьи международного лыжного сахалинского марафона - в руке взорвалась новая ракета.

Оторвало левую кисть. 56 осколков посекли лицо.)

Когда взорвалась в руках ракета - огонь в глазах. Ничего не слышу… Перепонка лопнула. Тренер из школы связку шнурков притащил с проката для перевязки - что под руку попалось. Люди помогли. Бинты появились. Жгут наложили. Машиной меня тут же отвезли в городскую больницу. После травмы руки я очень сильно переживал, как я буду жить и работать, а, главное, смогу ли охотиться на медведя как раньше? Шок был полный. Психологи мной занимались.

Фантомные боли так и остались. Первые годы травмированная рука сильно болела. Я не мог положить ружье на левую руку и нормально стрелять - только с хорошего упора, но упора под рукой иногда просто не было. Я очень много тренировал руку различными упражнениями.

Травму я получил в марте, а уже в апреле пошел на охоту, прежде всего для самоутверждения. Весной я с ружьем, разрешение на карабин мне тогда не дали, пришел в Заячий распадок, где однажды взял своего первого медведя. Вечером увидел медведя на кормежке. В 200-х метрах. Скрадывал его минут 20-25. Подкрался на 20-25 метров. Пробовал по-разному прицеливаться, рука не слушается, сильно трясется. Я несколько раз прикладывался, прицеливался и наконец выстрелил. Все равно промазал. Медведь убежал. После этого было еще семь таких неудачных попыток. Только весной 2002 года я взял первого после травмы медведя.

* * *

19 августа 2011 года.

Поднимаемся вверх по горе Большевик. Время к полудню. Множество троп и просек изрезали склоны. Жители Южно-Сахалинска любят гулять здесь. Слышен лай собаки. Птицы поют в чаще. Владимир Григорьевич знает каждое дерево и каждый поворот лыжных трасс, которые обустраивал вместе с коллегами, будучи директором спортшколы. И теперь он обустраивает эти места. Сделал родник: из обрезков веток щиты наколотил и уложил по склону. Спуститься легко и подняться не трудно. Рядом маленький столик. 14 скамеек поставил для народа, и 6 кормушек для птиц.

- Скамеечки мои знают, благодарят при встрече. Зимой выпадает много снега. Лопату оставлял. Думал, кто-нибудь придет к роднику - почистит лесенку, люди готовы на пятой точке соскользнуть, но почистись не решаются. Приду, сам вычищу ступени, - хозяином стали звать. Меня сюда магнитом тянет. Полезность свою ощущаю. С годами это очень важно для каждого человека.

 

Тут «Робинзон» живет в рекреационной зоне - последние десять лет. В окопе оборудовал шалаш, натаскал тряпья и живет. Когда мусора становится много, он на новое место переходит, здесь же в лесу…

Я его как-то навестил:

- Слушай, ты, пожалуйста, убирай за собой. Это территория лыжной школы. Здесь люди спортом занимаются, отдыхают. Если будешь мусорить, я тебя прогоню. И землянку построй - жить удобнее. Будто в норе живешь. Послушался. Построил землянку, ночами ладил, чтобы люди не видели - меня на новоселье пригласил … На стенке вытертый ковер. Лицо радостное. Я ему три пачки сигарет подарил. Кое-какую одежду приношу, хлеб. Рассказал, что он сын военного… всю жизнь отец семью строил, что он еще с детства решил, что с ним жить не будет, ушел из дома. Может легенда, может и правда. Кто-то должен решить проблему этого несчастного человека - социальные службы, психологи, врачи, правоохранительные органы - я не знаю…

Располагаемся на скамейке. Рядом ветвится, взбираясь вверх по березе, кишмиш. Медведь приходил, стряхнул ягоды. Собрал все до одной.


Увеличить, кликни на фото

- Чего следует остерегаться любителям путешествий и, что делать, если встреча с косолапым все же произошла?

 

Чтобы не повстречаться с медведем на лесной тропе, производите как можно больше шума. Громко разговаривайте, аукайте, пойте, свистите, стучите металлическим ведром или бидоном… Медведь воспринимает шум как источник опасности и старается удалиться. Если вы все же столкнулись со зверем на расстоянии более трех метров, постарайтесь отойти, не глядя ему в глаза, не поворачиваясь к нему спиной. Но если вы все-таки оказались в зоне риска (три метра), будьте готовы, что он на вас нападет. Призовите на помощь все свое мужество: не убегайте, а бросьтесь на землю, на живот, не шевелитесь, затаите дыхание. Не давайте ему перевернуть вас на спину! Обязательно закрывайте сцепленными руками самое уязвимое место - шею.


Увеличить, кликни на фото

Владимир Григорьевич является Почетным членом Сахалинского областного общества охотников и рыболовов.

 

В его «послужном списке» 74 бурых медведя.

 

- Наверное, кто-то скажет про меня - «убийца». И будет неправ. Нельзя назвать таким словом человека, вступающего в единоборство с диким зверем, в схватку, длящуюся иногда несколько дней. И зверь этот часто до своей роковой встречи с сахалинскими охотниками успевал или людей покалечить, или скотину задрать. Все, кто однажды оказался один на один с медведем, должны быть уверены, что есть люди, готовые прийти к ним на помощь и наказать хищника…

- Вы можете дать какие-то полезные советы молодым охотникам? Тем, которые живут как все, обычным образом... но, перед которыми встает необходимость наказать хищника?

- Да, ко мне приходят с просьбой научить медвежьей охоте. Восемь человек прошли мою школу. А советы…

- Нужно сосредоточиться, - откликается Владимир Григорьевич.

Мы договариваемся о новой встрече.

* * *

И вот предо мной листы бумаги, исписанные с обеих сторон ровным, спокойным и разборчивым почерком:

Советы молодым охотникам:

 

1. Если вы решили охотиться на такого опасного, грозного и непредсказуемого зверя, как медведь, надо хорошо теоретически изучить все стороны его жизни.

Сейчас выпускается много всякой литературы о медведях и охоте на них. Ее можно отыскать в охотничьих магазинах, киосках, в специальных журналах и на телевидении, в газетах. Необходимо изучать все его повадки, как ведет себя, выйдя из берлоги, что делает и что ест, когда много снега, где отдыхает в это время и как. Чем питается весной и где его можно найти в это время. Когда у медведей гон («свадьба») и чем опасны они в этот период, почему чаще всего больше бед приносят медведи в это время года человеку и домашним животным. Почему медведь метит свою территорию, делая задиры и закусы на деревьях. Чем питается в осенний период, когда открывается охота на него, где медведя можно встретить чаще всего. Когда и как медведи готовятся к зимней спячке, где предположительно строят свои берлоги, что едят перед залеганием и как чистят кишечник от паразитов и т.д.


Увеличить, кликни на фото

2. Чтобы успешно охотиться на медведя, кроме теоретических знаний необходимо иметь хорошее оружие.

Крупного калибра. Для ружей калибр - 12, для нарезного карабина - 9 мм. Досконально изучить свое оружие, научиться умело и быстро устранять задержки при стрельбе, если таковые появляются. Изучить набор пуль и патронов к своему оружию. Хорошо пристрелять. Из разного снаряжения и пуль выбрать те, которые покажут хорошие результаты при стрельбе по цели из 3-х положений - лежа, с колена и стоя. Основная пристрелка оружия должна проводиться лежа с упора для ружей до 50 м, карабинов до 100 м. В сахалинской тайге вряд ли придется стрелять медведя дальше 100 м.

3. Вы также должны знать и точно представлять убойные места зверя.

Это передняя часть лопатки, под лопаткой, шея, голова и позвоночник. Надо выбирать момент, чтобы зверь встал боком и стрелять по убойным местам. Даже имея хорошее оружие, если вы выстрелили не по месту, зверь уйдет далеко и добить его, имея небольшой опыт, будет очень и очень проблематично. Особенно на юге Сахалина, где бамбук в рост человека, даже имея хорошо обученную собаку, вы не сможете ею воспользоваться. Она не всегда пойдет за подранком по бамбуку. За подраненным медведем сразу идти или тем более бежать не следует, это опасно. Надо подождать около часа или чуть больше.


Увеличить, кликни на фото

4. Многие охотники охотятся на медведя с подхода - это самый распространенный вид охоты, особенно весной на болотистых местах, где он питается корешками, а осенью на речках и ягодниках. Но и здесь надо иметь хорошую подготовку, знание местности, учитывать местность и характер растительности. Весной местность открыта - медведя можно заметить на болотистых местах и на лугах за 250-400 метров. Вот здесь и проявляется мастерство охотника, насколько тихо подойдет он на верный выстрел. Весной медведь много времени проводит на кормежке и днем. Его задача как можно быстрее набрать после зимы «форму» перед предстоящей медвежьей «свадьбой». Чаще всего на местах, где медведи кормятся корешками, выкладывают «приваду», а сами, находясь за 200-300 метров, следят, когда появится медведь, а потом потихоньку подбираются к нему.

5. Охотятся на медведя также с засидки и лабаза.

Этот вид охоты тоже очень интересный. Сверху можно понаблюдать, как он подходит к приваде, к речке или убитой им накануне корове. Засидка - это простое сооружение, не требующее специальных знаний и опыта для выбора места и строительства. Место выбирают такое, чтобы построенная засидка была замаскирована среди рядом стоящих деревьев. Для строительства надо 10-12 жердей разной длины, лестница на 10-12 ступеней. Затем строят сиденье из 4-5 жердей длиной до 3 м на двоих с боковыми перекладинами, потом прибивается толстая жердь под ноги. Когда вы сидите, ноги должны стоять на этой жерди. Но она должна быть крепко прибита, быть прочной, чтобы на нее можно было вставать двумя ногами, не боясь, что она сломается.


Увеличить, кликни на фото

Под спину, чуть ниже лопаток охотника к деревьям прибивается другая жердь, на которую можно прилечь, облокотиться и расслабиться. Перед собой прибивается ещё одна жердь, которая служит упором для ружья при стрельбе, высота отбирается такая, чтобы сидящему охотнику было хорошо и удобно стрелять, не приподнимаясь и не напрягаясь. После чего засидка маскируется со всех сторон ветками. Прибиваются слева и справа сиденья гвозди к дереву - для рюкзака, для ружья, и для пластмассовой бутылки с питьевой водой. Все это делается с таким расчетом, чтобы охотник мог в любой момент достать из рюкзака куртку, если холодно, или плащ, если пойдет дождь. На Сахалине ночи в сентябре, октябре холодные, часто идут дожди. Все это надо учитывать при выезде на засидку. Порой приходится сидеть и ждать по 10-12 часов, ружье держать в руках все это время тяжело. И его можно навесить на гвоздь и снять его можно легко в любой момент. К слову, еще одну пластмассовую бутылочку можно подвесить и для малой нужды, чтобы по-другому себя не обнаружить. К засидке надо подходить осторожно и тихо, поднимаясь по установленной лесенке за 1,5-2 часа до предполагаемого появления медведя.

 

С собой в рюкзаке надо иметь нож, топорик, фонарик, спички, набор капроновых шнуров, медицинскую аптечку, запасное белье - футболку, свитер, носки, перчатки, чтобы переодеться, если промокнете. Если вы хотите пользоваться засидкой несколько лет, то при строительстве надо очистить жерди от коры и она вам прослужит 8-10 лет. Одежда должна быть теплой, не шуршать при движениях. Фонарь должен быть «пристрелян» в ночное время по целям. В засидке надо сидеть тихо, не курить, не разговаривать, не шуршать одеждой, не вставать во весь рост и не делать никаких резких движений.

6. Если вы отстреляли медведя в вечернее время, ему надо вскрыть брюшную полость. Отстрелянный медведь, который пролежит всю ночь при плюсовой температуре, «затухнет», мясо будет иметь нехороший запах. И не один ветеринарный врач (в каждом районном центре имеется) не даст вам справку на реализацию данного медведя в торговой сети. Мясо отстрелянного медведя надо обязательно проверить в ветеринарной лечебнице на трихинеллез. В Южно-Сахалинске это можно сделать на центральном рынке, где проверяют мясо домашних животных.


Увеличить, кликни на фото

7. Последнее, самое важное - никогда не забывайте о технике безопасности на охоте. При выезде на охоту никогда не провозите оружие в заряженном состоянии в машине, мотоцикле, моторной лодке и др. транспорте. Заряжая ружье, будьте внимательны, не направляйте ствол в сторону своего товарища. Держите оружие стволом вниз. Если вы скрадываете зверя с подхода и идете вы друг за другом с заряженным оружием, держите оружие чуть в сторону, стволами вверх. Снимаете с предохранителя только тогда, когда увидите ясную цель - дальше двигаться не надо. Когда поднимаетесь на засидку или лабаз, оружие должно быть разряжено. Никогда не стреляйте по плохо видимой цели, не стреляйте на шум в кустах, лопухах, бамбуке. Не стреляйте, если плохо видите цель в туман или сильный дождь. После отстрела медведя проверьте и убедитесь, что оружие разряжено, а то от радости от успешной охоты молодые охотники забывают это сделать и приезжают домой с заряженным оружием - это опасно для членов семьи и его самого. Поэтому, несмотря на холод, усталость, дождь - непременных спутников в медвежьей охоте, оружие необходимо разрядить.

 

С уважением, ветеран труда, спорта и охоты В.Г. Мандрица".

 

- А вот череп медведя… не того, который побывал на международной выставке, но на золотую медаль потянет - 69,15 балла. Этого медведя я отстрелял на Коневке в 2004 году. Это вам для музея…


Увеличить, кликни на фото

Владимир Григорьевич достает из сумки и протягивает мне огромный череп медведя. Мощные челюсти с крупными зубами выглядят устрашающе. Я благодарю охотника за великолепный трофей и жму на прощанье его крепкую руку и желаю здоровья и преодоления, как и раньше, всех невзгод.


Автор: Петр Пасюков, профессор СахГУ.

Охотник на медведей

PS.

23.11.2011 В.Г.Мандрицы не стало...

Пусть Земля ему будет пухом, он был настоящим Человеком и Охотником с большой буквы. Некоторые фото с одной из наших совместных охот и встреч добавил я из своего архива...

 

ПОЧЕМУ НА ЗЕМЛЕ ЛЮДЕЙ МАЛО

Автор: В.М. Санги - нивхский писатель и Вождь
 

Легенда

 

В древности, когда родилась наша земля -- Ых-миф, её положение было другим: западный берег был восточным, а восточный западным. Её спина стала животом и теперь омывается Пила-керкком -- Охотским морем, живот стал спиной и омывается Матькы-керкком -- Татарским проливом. Когда земля перевернулась, всё живое на побережье Пила-керкка погибло. Жизнь сохранилась только на горах Арккивовал -- на Западном хребте -- и в некоторых других высоких местах.. Из селений сохранились только два стойбища, отдалённые друг от друга. В одном селении -- три человека, два брата и сестра, в другом -- муж с женой и младшая сестра мужа. И жили люди двух стойбищ, не имея ни огня, ни топора. Дохлую рыбу
выбросит на берег волна -- подберут и съедят сырой и усердно благодарят Тол-ызнга -- хозяина моря.

Так они жили. Однажды утром старший брат из первого стойбища вышел из дома и слышит, как со стороны захода солнца раздаётся то ли пение, то ли крик: «Кор-р-р» и
«Торо-ро-ро-ро». По голосу узнал, что это кричат заяц и белка. Сел и слушает. А те то ли поют, то ли лают. Молча ждал, ждал, когда они умолкнут, но не дождался. Вошёл в дом. Его брат и сестра ещё спали, одетые в одежду, из коры, в шапках из бересты. Он тоже надел берестяную шапку, вышел и направился на звуки. Долго шёл и вот видит...

У трёх ям куги-рулкус -- остатков от жилищ древних поселенцев Ых-мифа -- стоят два дерева. Под одним из них сидит заяц, сидит со стороны живота земли, под другим -- белка, сидит со стороны спины земли. Сидят друг против
друга, и каждый кричит по-своему. Человек стал осторожно подкрадываться к ним. Когда он подошёл к ним совсем близко, его заметила белка. Человек сел на землю и стал смотреть на зверей. Те замолкли. Затем белка говорит:
-- Хала! [Хала -- возглас, требующий внимания.] Мы живём на одной земле. Живых существ сейчас мало. Давайте все соберёмся и будем держать совет, как дальше жить. Нам надо спешить размножаться, пока не состарились и не умерли от старости. Пусть растут и насекомые, и животные, и люди, и растения, пусть всё растёт и хорошо живёт.

Человек догадался, что в образе зайца и белки выступают посланцы Тайхнгада -- сотворителя живых существ. Вернулся в своё селение и рассказал об этом брату и сестре.

Втроём собрались и пошли на совет. Пришли на место и видят: вокруг ям сидят медведи, собаки, насекомые, олени. А заяц и белка всё кричат. Три дня они кричали, три дня никто не уходил, все сидели у ям. На четвёртый день заяц и белка наконец умолкли. Белка осталась у дерева, а заяц обошёл всех присутствующих, осмотрел их. Потом стал говорить. Первых спрашивает самцов зверей и птиц. Подошёл к лисовину:

-- Как ты зимой будешь жить?
Лисовин отвечает:
-- Ай, зимой, как и летом, меня будут кормить мои ноги.
-- Что ты будешь есть?
-- Мышей, рыбу и всё живое, что одолеют мои зубы, -- всё буду есть.
Подошёл к собаке и спрашивает. Собака отвечает так же, как и лисовин. Опросил заяц и волка, и пташек, и больших птиц, и насекомых. Черёд оленя настал.
Олень отвечает:
-- Летом буду питаться тем, что растёт на земле, зимой буду есть то же, что и летом. У меня ноги длинные, я достану пищу из-под снега. Так я и буду жить.
Медведя черёд подошёл. Он отвечает:
-- Летом буду питаться всем живым, что только встретится мне на пути. Зимой тоже буду есть живое.
Тогда заяц говорит:
-- Если ты и зимой будешь есть, то уничтожишь всё живое, уничтожишь жизнь на земле. Ты большой, тебе много пищи надо, поэтому я не позволю тебе зимой есть. Ты зимой не будешь есть, ты зимой будешь спать. Когда заяц опросил всех самцов, снова заговорила белка:
-- Заяц опросил вас всех. Каждый из вас ответил, чем будет питаться, чтобы жить. Так и живите. Теперь я опрошу самок. Чтобы жизнь на земле продолжалась, нужно заботиться о потомстве. Подошла белка к лисице и спрашивает:
-- Сколько тебе нужно иметь детёнышей?
Лисица отвечает:
-- Я хочу иметь пять или шесть детей каждый год.
-- Пусть будет по-твоему, -- говорит белка.
Спросила у собаки. Собака-самка ответила так же, как и лисица. Белка опросила многих. Подошёл черёд самки оленя.
-- Я тоже хочу иметь много детей, -- говорит она.
Белка отвечает:
-- Тебе нельзя иметь много детей. Тебя будут преследовать хищные звери, и ты не сумеешь уберечь всех своих детёнышей. Когда детей меньше, их легче защитить. С тебя довольно и одного-двух.
Черед медведицы подошёл.
-- Сколько детей ты хочешь иметь? -- спрашивает белка.
-- Когда много -- семь, когда мало -- пять, и я буду довольна, -- говорит медведица.
Белка отвечает:
-- Тебе нельзя иметь столько детей. Медведей слишком много разведётся, ивы пожрёте всю жизнь. Одного или двух, и с тебя довольно. Белка опросила всех зверей-самок.
И вот белка подошла к сестрёнке двух братьев и спрашивает:
-- Ну а ты, самка-человек, сколько детей будешь иметь?
Молодая женщина стесняется, молчит. Заяц спрашивает:
-- Говори, сколько детей хочешь иметь!
Та всё молчит. Белка повторяет вопрос. Женщина от стеснения покраснела, потупилась. Ни жива, ни мертва. Белка не выдержала и говорит:
-- Если ты не хочешь разговаривать, то в наказание будешь иметь только одного ребёнка.
После этого совета всё живое ушло по своим местам, чтобы продолжать жизнь. Зверей и всякой твари развелось множество. Вскоре младший брат женился на молодой женщине из другого стойбища. Люди живут, продолжают свой род. Но людей потому сейчас мало, что их предки оказались очень стеснительными, когда решался вопрос об их племени.

PS. Самый интересный мой писатель с Большой Буквы. ...нивхский писатель. Пишет на нивхском и русском языках. Собиратель национального фольклора.

 

Владимир САНГИ

ТАИНСТВЕННЫЕ СТРАНИЦЫ

О край мой!
Как много таинственного
и очаровательного
ты можешь рассказать!


РОД ТУТ НИ ПРИ ЧЁМ

 

Один из родов, населяющих побережье Лер, носит печальное название
П'нягг'огун. Нет, род тут ни при чём. Но ведь во все века соседи не
отличались душевной щедростью, не прощали другим их недостатки, неудачи или
попросту случайные промахи. Обязательно уцепятся за них, вытащат на всеобщее
обозрение, безжалостно высмеют.
Так произошло и с родом, который называется П'нягг'огун. Раньше он
назывался по-другому. Возможно, название звучало благородно, отражая
действительные качества этих мужественных людей. Но время постаралось
позабыть его. И оставило далеко не лестное название.
А род обозвали так вот почему. Люди нескольких родов как-то преследовали
медведя. Нагнали. Зверь с устрашающим рыком пошёл на преследователей. И тут
охотник, стоявший ближе всех к медведю, вместо того, чтобы поразить зверя
точной, сильной рукой мужчины, в глухой панике бросился бежать, но
споткнулся и упал. Потеряв от страха рассудок, он руками закрыл глаза, чтобы
не видеть, как медведь начнёт терзать его.
К счастью, медведь проскочил мимо. Охотнику бы опомниться, встать, но он
не сделал этого.
Когда охотники вернулись домой, то, конечно, со смехом рассказали о
случившемся. О неудачнике сказали, что он от страха п'нягг'огун -- "закрыл
глаза". Так и прозвали его П'нягг'огун. Но злым соседям этого мало. Этим
нелестным словом они обозвали весь род, к которому принадлежал несчастный
охотник.


На побережье Лер живёт несколько представителей рода Ньоньлакхун. Они
пришли на Ых-миф из селения Тахта на Амуре.
"Ньоньлакхун" -- значит "мелкие". Действительно, эти люди даже среди
нивхов, не наделённых природой большим ростом, кажутся низкорослыми.
Говорят, что ньоньлакхун боялись всего на свете. В кустах ли что
зашевелится, бурундук ли пронзительно засвистит -- ньоньлакхун бегут в
панике. Из-за своего страха они подолгу голодали.
Однажды во время большого года близ их стойбища появился медведь.
"Мясо!" -- закричали ньоньлакхун и, обезумевшие от голода, набросились на
зверя, закололи его копьями.
С тех пор ньоньлакхун как заслышат где-нибудь рёв медведя, хватают
оружие и дружно нападают на хозяина тайги.
Но соседи утверждают, что они до сих пор не преодолели страх перед
бурундуком. Только услышат его свист, ньоньлакхун в панике бегут из леса.


Пилвонгун -- так называется род, населяющий западное побережье
полуострова Миф-тёнгр. Некогда этот род был большим и могущественным. Их
селение называлось Пил-во -- Большое селение.
Люди рода Пилвонгун жили и на Лер.
С родом Пилвонгун связано много замечательных легенд и преданий, песен и
игр.
Раньше нивхи повсеместно держали медведей. Культ медведя -- самый
многозначительный и грандиозный обряд у язычников. Люди же рода Пилвонгун
научились ещё и использовать медведей как помощников. Пилвонгун отучали их
от зимней спячки, дрессировали, запрягали в нарты.
Встретив собачью упряжку где-то на зимней дороге, впряженный медведь
зачастую набрасывался на собак. Нартовые лайки не страдают страхом ни перед
кем. Тем более когда их целая упряжка. Стычка откормленного сильного зверя с
собачьей упряжкой никогда не заканчивалась благополучно ни для той, ни для
другой стороны.
И чтобы медведь не нападал на собачью упряжку, хозяин накрывал его
голову полой одежды, гладил и говорил ласковые слова. А в это время каюр
собачьей упряжки торопливо объезжал медвежью нарту.
В преданиях говорится, что люди Пилвонгун держали много полуручных
медведей. Они свободно расхаживали по селению. Когда подходило время
кормления, хозяин стучал палкой по деревянному корыту, и медведи сбегались с
ближайших рощ, в тени которых они обычно отдыхали.
Случилось так, что мужчины рода Пилвонгун долго отсутствовали. То ли
воевали с кем, то ли ещё какая причина заставила их покинуть своё селение.
По обычаю, кормить медведей -- не женское дело. Медведи стали сами добывать
в тайге корм. И одичали. Через некоторое время мужчины рода Пилвонгун
вернулись в селение. Но зря они стучали палками по корытам: звери не пришли
на их зов.
А сегодня из этого рода осталось несколько человек.


СЫТЫЕ И ГОЛОДНЫЕ

Селение Ныврово расположено на самом Миф-тёнгре -- Голове земли. Место
богато морским зверем и рыбой. Много веков назад несколько родов облюбовали
его для постоянного поселения.
Само название Ныврово берёт начало от слова "ныур" -- "живот",
"требуха". После большой охоты берег залива напротив селения бывал завален
отбросами от нерп, лахтаков, морских львов.
Суровое море уступает свои дары только сильным и мужественным. Но не в
каждом роду были такие кормильцы. Потому люди одного рода процветали, а
другим приходилось трудно. Об этом и рассказывают названия родов, населяющих
Ныврово и близлежащие стойбища. Род Ногг'лагун славился удачливыми
добытчиками. Во время весенней охоты во льдах охотники добывали столько
морского зверя, что весь род со своими многочисленными прожорливыми ездовыми
собаками не мог справиться с запасами мяса. И мясо портилось. От селения
этого рода далеко разносился дурной запах. И завистливые соседи обозвали
людей сытого рода "чогг'лагун" -- "вонючие", значит.
Тьорангун -- жители лайды. Малочисленный, слабый род не мог уходить
далеко от лайды, которая как-то кормила их. В преданиях о них говорят как о
самых бедных на побережье.
Однажды по какому-то случаю сошлись люди разных родов. Каждый из них
взял с собой запас еды. Только человек из рода Тьорангун не взял ни юколы,
ни свежей рыбы. После сытной трапезы у костра кто-то забросил в море
обглоданный хвост печёной горбуши. И человек из рода Тьорангун, рискуя
погибнуть, бросился в море и достал этот хвост.
С тех пор злые соседи, поедут ли в гости в отдалённые стойбища или
примут у себя гостей из дальних стойбищ, потехи ради обязательно расскажут о
том, как голодный человек из рода Тьорангун едва не отдал жизнь, чтобы
достать со дна моря обглоданный хвост горбуши.


ЗАЧЕМ НУЖНЫ КЛУБНИ САРАНКИ?

На Миф-тёнгре есть река Каркк-хыф-эри. По-русски название звучит как
"Река, у которой копают саранку". Зачем нивхи копали саранку?
Нивх кормится морем, тайгой, добывая рыбу, морского и лесного зверя. Но
в его меню обязательно входит и растительная пища: ягода, орехи. А во время
родовых праздников (медвежьи праздники, поминки, кормление хозяина моря)
готовят мос -- "пищу богов".
Мос -- это студень, приготовленный из рыбьей кожи и ягоды. Иногда в него
входят и клубни саранки.
Но основное назначение клубней саранки -- жертва для многочисленных у
язычников больших и малых "хозяев", будь то "хозяин" моря или тайги или
"хозяева" угодий, рек, сопки или просто какой-то скалы или болота, от
которых якобы зависит жизнь нивха или успех какого-нибудь конкретного дела.
Подъедет усталый рыбак к берегу залива или реки, разведёт костёр и, прежде
чем самому поесть, "покормит" хозяина огня: бросит в костер сушёный клубень
саранки. А перед тем как лечь спать, "покормит" хозяина местности --
разложит под кустом клубни саранки, бросит щепотку табаку и скажет: "Дух
счастья, если ты есть, не покидай меня! Чух!"
В детстве я любил ходить вместе с бабушкой копать саранку. Иногда нам
удавалось накопать клубней на полный подол бабушкиного х'ухта. И тогда
бабушка разводила небольшой костёр, пекла клубни и угощала меня "пищей
богов". Это были радостные, светлые дни в моём детстве.
Помню, когда впервые покормила меня, мальчонку, картошкой. Мне она
понравилась. И я авторитетно заявил:
-- Вкусная. Похожа на саранку.


НИВХИ-ОЛЕНЕВОДЫ И НИВХИ-ПТИЦЕВОДЫ

Нивхи были не только рыбаками и охотниками. Кое-кто нашёл, что
оленеводство тоже может кормить. Но нивхи-оленеводы редко отрывались от
моря. Чаще всего они связывали таёжных ороков родственными отношениями. И
олени нивха-тестя паслись в стаде орока-зятя. Лишь изредка нивх выезжал в
тайгу к зяту-ороку. Как правило, любящий тесть привозил зятю гостинцы и
подарки: нерпичье сало, круги лахтачьей кожи на арканы -- награда за
усердие. При этом нивхи и ороки изъяснялись между собой на нивхском языке.
Оленей использовали при перевозке тяжести (волоки лодок), а также на
мясо.
Были нивхи-птицеводы. Нивхи ловили орлят и гусят. Нивхи давно заметили,
что орлы и гуси хорошо переносят неволю. Почти у каждого жильца в стойбищах
можно было видеть нёнё-раф -- гусиные домики и на нашесте -- величавого
орла.
Перья орлов и гусей пользовались громадным спросом у энак-качнг --
"пришлых иноплеменных людей" (китайских, русских купцов).
На Миф-тёнгре есть озеро, на котором паслись полуручные табуны гусей.
Озеро, река и бывшее стойбище так и назывались Мати-нгар от слова "нгар" --
"табун гусей".


К'ЭНГ-ВАР-Т'ЛЫ

Мыс К'энг-вар-т'лы (мыс Марии) у жителей Миф-тёнгра пользуется большой
известностью. Бурное море, подводные и надводные скалы заставляют относиться
с себе почтительно. Если нивх обогнул конец мыса -- считается, путь пройден
благополучно. Высокий скалистый мыс далеко отбрасывает сплошную тень. И человек, идущий на лодке вдоль берега с северо-востока на юго-запад, не выходит из
тени. А если найдёт туман, человек едет вовсе в темноте. А дорога опасная,
каждый миг можно ожидать неприятные сюрпризы. И вот наконец обрывается
высокий мыс, и человек выходит из тени. И как бы в вознаграждение за
мужество над головой будто прорывается небо, и солнце светит ослепительно и
щедро, что по-нивхски звучит К'энг-вар-т'лы.

 

 

 По реке Набиль 2017

В.Санги - Вождь нивхов упоминал в своих повестях часто про реку Набиль...

Швеция 2017

Особенный кайф в рыбалке я словил, когда начался активный вылет поденки...

Druckversion Druckversion | Sitemap
Copyright © 2017 www.aborigen.de